Регистрация Вход PDA-версия сайта Приветствую Вас Пришедший в Реактор | RSS

Радио Зоны

Плеер Унесённых Сталкером

EBOOK

Фотозона


Категории раздела
КНИГИ -ЖУРНАЛЫ [90]
" Прятки на осевой"



facebook Vkontakte



Реклама

Унесенные Cталкером
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Главная » Статьи » КНИГИ -ЖУРНЫЛЫ » КНИГИ -ЖУРНАЛЫ

Александр ШАЛИМОВ СТЕНА-3
Старик не сопротивлялся. Посаженный в кресло, он попытался устроиться
поудобнее и принялся растирать затекшие кисти рук.
Борода и Одноглазый присели напротив на грубо сколоченные табуреты.
- Ну, здравствуй, президент Ботс, - сказал Борода, - приветствую тебя
в нашей исследовательской лаборатории.
- А я совсем не президент, - довольно спокойно возразил старик, - и
никто до сих пор не называл меня Ботсом.
- Он твердит это с самого начала, - заметил Одноглазый. - Врет,
конечно, как они все.
- Значит, не Ботс, - кивнул Борода. - Возможно, мы ошиблись. Тогда
кто же ты?
- Достаточно того, что не Ботс. Если вам нужен Ботс, отпустите меня.
- Не раньше, чем ты сможешь доказать, что ты не Ботс.
- Как же я это сделаю?
- А если не можешь, значит, ты и есть президент Ботс.
- Хитро придумано, - старик потер пальцами свою козлиную бороду и
задумался. - Что вам нужно от меня?
- А вот это другой разговор. Ты достаточно стар и, конечно, помнишь,
как это произошло.
- Что именно?
- Ты не понял?..
- Огонь, который пожрал все?
- Да.
- Не знаю. И никто не знает.
- А ты помнишь, что было до этого?
- Нет. Помню себя с тех пор, как открыл глаза во мраке среди
развалин.
- Слушай, Ботс...
- Я не Ботс.
- Допустим... Но кто бы ты ни был, помоги нам понять. Ведь мы ищем
правду.
- А существует ли правда? И зачем вам она?
- Чтобы попытаться исправить.
- Это не в силах людей. Тем более теперь.
- И все-таки мы хотим попробовать.
- Но я ничем не могу вам помочь. Я ничего не знаю. Ничего.
- Видишь это? - Борода указал на блестящий металлический шар,
свисавший с потолка над головой старика. - Знаешь, что это такое?
- Нет. А хотя, подождите... - Старик прикрыл ладонью глаза,
вспоминая. - Однажды я уже видел над собой таков. Это было давно. Очень
давно... С помощью этого когда-то лечили болезни. Только забыл какие... Но
вы, конечно, используете это для другого...
- Нет, и мы лечим. Память. Заставляем вспоминать то, что люди забыли.
- И убиваете их.
- Не всегда. Только тех, кто не хочет вспомнить.
- Не хочет или не может?
- Для нас безразлично, отец.
- И вы хотите испытать это на мне?
- Если ты не будешь говорить добром.
- Но, испугавшись, я могу наговорить вам невесть что.
- У нас есть средство проверить. Кое-что нам известно. Ложь не спасет
тебя.
- От чего?
- От этого, - Борода кивнул на блестящий шар над головой старика.
- Вам никогда не приходило в голову, что старость надо беречь,
уважать? Вы зовете себя исследователями, но вы просто дикари. Ведь
уважение к старости, к минувшему - главная черта, отличающая
цивилизованность от дикости, ученого - от дикаря.
- О каком уважении ты говоришь, отец? За что мы должны вас уважать?
Вы лишили нас всего. И если говорить о дикости, вы - ваше поколение -
ввергли нас в нее. А мы хотим вырваться любой ценой! Понимаешь - любой.
Ценой ваших признаний и плюгавых жизней - тоже.
- В логике вам отказать нельзя, хотя то, что вы творите,
бессмысленно. Ну, допустим, ты и даже все вы, - старик обвел взглядом
подземелье, - поймете, что произошло двадцать или тридцать лет назад. Ну и
что! Изменить вы ничего не в состоянии.
- Поняв, можно что-то делать. Искать средства, пытаться изменить...
- Вот вы поняли, давно поняли, что солнечные лучи убивают. Как вы это
измените?
- Может, в изменим, когда будем знать причину. Почему они стали
смертоносными? Ведь раньше они не убивали.
- Раньше не убивали, верно. Раньше были благодеянием. Благодаря им на
земле появилась и расцвела жизнь.
- Ну так что же произошло?
- Этого, вероятно, никто из нас не знает и теперь уже но узнает
никогда.
- А что ты думаешь об этом сам? Ты очень стар. Главная часть твоей
жизни осталась там, за огненной чертой. Я готов поверить, что ты, как все,
ничего не помнишь. Но разум твой еще жив и ты не можешь не думать о том,
как все переменилось. И почему переменилось.
Старик сплел тонкие пальцы, подпер ими узкий, худой подбородок и
долго молчал, устремив неподвижный взгляд в дальний угол подземелья,
потом, словно очнувшись, резко дернул головой и заговорил:
- Твой вопрос свидетельствует о твоем уме - прости, я не знаю твоего
имени.
- Мы зовем его Борода, - сказал Одноглазый. - Он единственный среди
нас, у кого волосы растут на подбородке и на щеках.
- Единственный... Это интересно... - пробормотал старик, словно
обращаясь к самому себе. - Так вот, Борода, - продолжал он совсем другим
голосом - отчетливым и твердым, - я действительно думая об этом, и не раз.
И если тебя интересуют мои мысли, охотно поделюсь ими с тобой. Я не знаю,
чем я занимался раньше, до "огненной черты", как ты говоришь. Начав вторую
жизнь под развалинами в долине, я нашел себе занятие, вероятно новое, но
не менее интересное и важное для меня, - я стал изучать сны. Да-да, не
удивляйтесь - сны. Свои сны, сны других людей, живущих рядом со мной. Я
научился понимать сны, объяснять людям их значение. Если бы вы знали,
какие иногда снятся интересные сны!
- Мне никогда ничего не снится, - сказал Борода.
- А я видел сон только раз, - добавил Одноглазый. - Мне приснилась
женщина, злая и безобразная. Она преследовала меня, а я никак не мог
убежать, и, когда она настигла меня, я проснулся...
- А потом ты долго болел, не правда ли? - спросил старик, внимательно
глядя на Одноглазого.
- Верно. Как ты узнал?
- Такой сон - частый знак близкой болезни.
- А если снов нет? - спросил Борода.
- Сны есть всегда, просто ты их сразу забываешь, как я и другие
забыли то, что было до "огненной черты".
- Ты, кажется, хотел рассказать нам, какие бывают сны.
- Да... Вот однажды мне приснилось поле - зеленое поле, густо
заросшее влажной травой и цветами. Было раннее утро, и я бежал по этому
полю. Никто не преследовал меня. Просто мне было легко и весело. Я бежал
по росистой траве, и надо мной плыли легкие розовые облака. А потом взошло
солнце, но не смертоносное, а ласковое. Его лучи только согревали и сушили
одежду, влажную от росы.
- И что же означал этот сон? - хрипло спросил Борода.
- Вероятно, только то, что когда-то давно, задолго до "огненной
черты", я встречал солнечный рассвет на цветущем зеленом поле.
- А еще?
- Еще мне часто снится город. Большой город с очень высокими домами и
узкими улицами. Нигде не видно развалин, а на перекрестках улиц кое-где
маленькие площади и на них среди камня правильные ряды деревьев и цветы.
Много ярких цветов. И между цветами бьют к небу струи прозрачной воды,
ярко сверкающие в лучах солнца.
- А люди?
- Да, и люди. Множество людей. Они спешат куда-то, не обращая
внимания на цветы, водяные струи и солнце.
- Значит, ты когда-то жил в таком городе?
- Вероятно. И, в отличие от других его обитателей, находил иногда
время посмотреть вокруг.
- Поэтому теперь он является тебе в снах?
- Вероятно.
- Что же ты помнишь еще?
- Я не говорил, что помню. Это всего лишь сны.
- Которые ты умеешь толковать.
- Толковать - да. Но это не значит, что все так и было.
- Я перестаю понимать тебя, отец, - нахмурился Борода.
- Сон - лишь призрак, который возникает тут, - старик коснулся
пальцами головы, - призрак воспоминаний или того, что живет в тебе и
самому тебе неведомо. Может, это только мечты, а в действительности ничего
не было.
- Но "огненная черта" была.
- В сущности, и этого мы точно не знаем. Что-то переменилось в мире,
в котором мы жили. И все...
- Хочешь запутать меня?
- Нет. Это мои мысли. Ведь ты хотел знать их, не так ли?
- Тебя трудно понять.
- Это удел всех нас. Люди давно разучились понимать друг друга и даже
самих себя. Вероятно, с этого и начались все несчастья.
- Значит, в том, что произошло, все-таки виноваты люди?
- Я не могу утверждать, но порой думаю так.
- Твои сны подсказывают такие мысли?
- Не только... Ты умеешь читать, Борода?
- Да, но я знаю мало книг. Книги - такая редкость. Они сгорели
первыми. А те, что чудом сохранились, пошли на топливо для костров немного
позднее. Люди хотели выжить любой ценой.
- Знаю. У себя в развалинах я собрал немного старых книг. В некоторых
есть предсказания, что такое может произойти, если люди не одумаются.
- Предсказания?
- Да. Были люди, имевшие смелость предсказывать. Их называли
фантастами.
- Расскажи об этих предсказаниях, отец.
- Это даже трудно назвать предсказаниями. В одной книге описано то,
что случилось, так, словно автор видел все это.
- Но эта книга?
- Она написана очень давно, наверно, до моего рождения.
- Значит, они знали?
- Некоторые, наверно, догадывались.
- Ты слышишь, Одноглазый?
- Слышу, но можно ли верить? Где эта книга?
- Она хранится в развалинах. Обещаю отдать ее вам, если освободите
меня.
- Слушай, Ботс!
- Я не Ботс.
- Мы уже договорились, что ты Ботс. Мне нужна эта книга. Но кто
поручится, что ты не обманешь?
- Ты должен мне поверить. У тебя нет иного выхода. В некоторых
случаях люди должны верить друг другу, ибо неверие - это уже проигрыш. Я
оставлю книгу в условленном месте между развалинами и вашей горой. Завтра
ночью ты возьмешь ее.
- Хорошо. Я верю. С заходом солнца освободи его, Одноглазый. Пусть
парни проводят его и условятся о месте, где он положит книгу. Я не буду
больше утомлять тебя расспросами о снах, отец. Прощай. А пока отдохни у
нас до наступления темноты.
- Что скажешь, Одноглазый? Ушел он?
- Нет. Он умер, Борода. Умер, не начав вспоминать.
- Ты... Ты посмел?
- Спокойно, Борода! Глупо было отпускать его так. Я хотел испытать
его немного. Ведь я имел право. Я тоже исследователь, как мы все.
- Что ты наделал! Книга... Как достанем теперь его книгу?
- Книга могла оказаться такой же ложью, как и "президент Ботс". Он
сказал, что его звали Стоб. Тот старик тоже обманул нас.
- Что ты наделал, Одноглазый!
- Только выполнил свою обязанность. Мы обязаны экспериментировать в
поисках правды. Экспериментировать, а не верить на слово, как последнее
время делаешь ты. Эксперимент оказался неудачным, вот и все. Еще один
неудачный эксперимент. Но он последний, Борода.
- Последний?
- Да. Мы уходим. Все. Сегодня ночью. Я тебе говорил. Парни уже
собрались. Решай, как ты? Но учти, теперь я командую...
- Он очень мучился?
- Кто?
- Ну, этот... Ботс или Стоб.
- Не очень. Эти случилось быстро. Он был слишком стар. Сразу начал
бредить. Слова были бессмысленны. Впрочем, одна фраза показалась мне
интересной, но он на успел закончить ее. Он вдруг вспомнил о тебе. Он
решил, что ты обманывал его, обещая свободу.
- Проклятие!
- Он сказал: этот, с бородой, который обманул, он, пожалуй, мог бы...
Солнце не очень страшно для него... Всего три ночи пути...
- Три ночи? Но куда?
- Не знаю. Это были последние слова. Больше я не разобрал ничего.
- Он бредил.
Категория: КНИГИ -ЖУРНАЛЫ | Добавил: Фреон (13.05.2013)
Просмотров: 182
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Push 2 Check Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP