Регистрация Вход PDA-версия сайта Приветствую Вас Пришедший в Реактор | RSS

Радио Зоны

Плеер Унесённых Сталкером

EBOOK

Фотозона


Категории раздела
КНИГИ -ЖУРНАЛЫ [90]
" Прятки на осевой"



facebook Vkontakte



Реклама

Унесенные Cталкером
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Главная » Статьи » КНИГИ -ЖУРНЫЛЫ » КНИГИ -ЖУРНАЛЫ

Сергей Вольнов Евгений Смагин Предел желания часть 7

Зато вот на поверхности земли и под нею блуждающих и стационарных искажений характеристик пространства имелось великое множество. Причем Л.A.3. — Л.А.З. у рознь, и в деталях разъяснить, как они все устроены, наверное, не взялся бы никто. Такие участки просто научились определять и обходить их стороной, в противном случае глупая отвага чаще всего каралась смертью.

Абнормал — тиран, единовластный. Он не спрашивает ничьих разрешений и ни с кем никогда не считается. Захваченная им территория — его безраздельная вотчина, и только он устанавливает свои правила. Единственное, что внутри Периметра может себе позволить сталкер, осмелившийся сюда впереться, — это считаться с неизбежностью и безоговорочно принимать все правила игры. Нужно всегда реально смотреть на вещи, так как любая переоценка собственных возможностей и сил будет беспощадно пресечена и наказана.

Stalker — очень подходящее слово для определения состояния человека в настолько враждебной окружающей среде. Образовано от английского глагола to stalk. Коротко говоря: красться. Точнейшая формулировка. Ключевое слово!

Длинно говоря: осторожное преследование, подкрадывание, скрытное продвижение, подкрадываться, преследовать крадучись, выслеживать, скрытно продвигаться, прочесывать, распространяться, расползаться… И это все о нем! Любое из значений бери, не ошибешься.

Сталкер, таким образом, охотник, ловчий, упорный преследователь, подкрадывающийся. Тот, кто идет, крадучись.

Иногда, в виде исключения, и в английском лексиконе случаются гениально емкие слова…

Раздумывая о нелегкой, мягко выражаясь, сталкерской участи, я рассматривал членов нашей разношерстной команды, пристегнутых к спасательным креслам, опутанных ремнями компенсаторной сетки.

Защитные гермошлемы, водруженные на головы всех коммандос, облаченных в скафандры, скрывали наши лица, но позволяли отстраниться от гула моторов грузового транспорта и спокойно разговаривать. Я установил режим «приватного диалога» с Пабло, чтобы никто не слышал нашей беседы, и для затравки спросил:

— Слушай, Паблито, если не секрет, это у тебя какая ходка?

— Первая, — невозмутимо ответил тот.

— Как же так получается, — удивился я. — Вождь сказал, что ты будешь за мной присматривать, а тебе самому, похоже, нянька понадобится.

— Нет, сэр. Не присматривать, а помогать, и я уверен, что с этой миссией справ…

Но договорить мы не успели. События грубо нас прервали. Раздался взрыв, после которого наш транспорт клюнул носом и, содрогаясь, навострился падать.

— Ракета «земля — воздух»!!! — закричал полковник Вильсон, задействовав режим «конференция» своего гермошлема, чтобы все коммандос могли его слышать.

Я оставался спокойным. Экраноплан — птица солидная и не суетливая. Звезд с неба не хватает, но зато и от твердой почвы далеко не отрывается.

Сработала схема аварийного приземления, и грузовик сравнительно мягко бухнулся о грунт, по инерции пробороздив его брюхом. Считаные минуты, и все стихло. Спасибо нашим амортизирующим коконам, все живы и здоровы.

— Питбуль, Боцман, не спать!! — рявкнул Вильсон. — Немедленно приступить к обнаружению противника.

Я выпутался из объятий кресла, мысленно сказал спасибо ему и его соседям за сохранность хрупких и уязвимых человеческих организмов, и покинул сбитый транспортник вместе со всеми. Вокруг царила глухая ночь, луны и звезд видно не было, и темень стояла непроглядная. Автоматически включившийся прибор ночного видения подстроился и сделал различимыми окрестности, раскинувшиеся вокруг нас. Это был уже Ареал. Внешняя его кромка. Быстро сориентировавшись, я примерно понял, куда нас занесло.

Очевидно, мы совершили аварийную посадку недалеко от Распутья Дьявола. Если так, то справа от нас мертвый Лас-Вегас, слева Долина Смерти, а прямо по курсу бывший «Испытательный и тренировочный полигон Неллис», общее название для длиннющего списка надземных и подземных комплексов и закрытых зон. В его составе обретались невадские ядерные полигоны, центры биологических исследований, могильники радиоактивных отходов и всякие другие мерзопакости, в том числе пресловутая бывшая «пятьдесят первая зона», знаменитая когда-то структура «в недрах» спецслужб США. Area-51, если выражаться по-английски. Карта этой местности, составленная когда-то, еще до возникновения Ареала, пестрит миленькими названиями:

«Бомбовые кратеры», «Мишень для бомб», «Цель для ракет», «Комплекс химических исследований», «Ядерный полигон (горная часть)», «Пространство целей», «Тестовая имитация авиабазы блока стран Варшавского договора», «Закрытая зона центра биологических исследований», «Участок 4, разработка средств электронной борьбы», «Зона-26», «Зона-12», «Проект Плуто», «Проект Красный Ветер», «Зона-5, комплекс хранилищ ядерных отходов», «Токсический барьер», «Яблоко-1», «Яблоко-2», «Стартовый комплекс», «Убежище», «Зона-51», «Зона-51А»… и так далее, и тому подобное, и апофеозом самоубийственного безумия — целая россыпь кругленьких, на карте совсем не страшных, вороночек от взрывов, каждая из которых аккуратно подписана имечком: Заза, Дюмонт, Чиберта, Миссисипи, Армада, Билби, Нэнси, Изи, Обар, Датчесс, Оскуро, Тексаркана, Скауп, Остин, Сапелло, Барракуда, Киллсон, Хэймэйкер, Офшор, Кестрел, Панчуэлла… десятки, сотни, почти тысяча… А ведь это не человеческие имена и не географические названия, это ничто иное, как имена собственные бомб. Всех взорванных там атомных и термоядерных бомб…

Вообще, конечно, полный абзац. Надо ж было додуматься! Америкосы превзошли сами себя. Расположить этакую кучу объектов высочайшего уровня секретности и смертоносной опасности в этих краях. Буквально рядом с Лас-Вегасом, куда стремилась приезжать толпа народу со всего света, и в считаных сотнях километров от агломерации Города Ангелов, самой густонаселенной области страны. Кто бы сомневался, что рано или поздно невадский филиал ада на земле отомстит человечеству за его техногенные издевательства над природой. И роль детонатора для взрывчатки этой мести сыграет отметина, поставленная чуждой реальностью…

— Сэр, нас атакуют два Наездника! — отрапортовал Пит. — Сейчас они ярдах в семистах отсюда, северо-западное направление, и быстро приближаются. По признакам, это обычные партизаны, что грабят грузовые транспорты. Они понятия не имеют, что этот транспорт несет пассажиров.

— Обнаглели, выр-родки! — рыкнул полковник. — Я видел в нашей посудине ящики с системой СРС, готовность к бою — одна минута.

— Да, сэр!! — гаркнули бравые парни Вильсона и бросились исполнять приказание. Пабло с лейтенантом присоединились к ним помогать. Ученик Вождя сам принял это решение, а Шветсу скомандовал майор Крауни, я расслышал тихое приказание. Этот лейт, похоже, из тех штабных лизоблюдов, что без санкции прямого начальника и мизинцем не шевельнет… Когда все было готово к бою, полковник лично, вооружившись снайперской винтовкой с пулями-отметчиками, осмотрел приближающихся Наездников через мощную оптику.

— Пит, Боцман, ситуация два-семь-пять, — отдал он приказ, не отрываясь от прицела.

Его бодрые подчиненные произвели залп из ручных импульсных ружей и абсолютно синхронно сняли обоих Наездников. Бэркеры, ментально сконтаченные со своими ездоками, издали утробный тоскливый рев и устремились к нам, как бешеные быки. Они потеряли своих чад и теперь были готовы разорвать нас на куски, но Вильсон, дважды выстрелив, уже пометил цели пулями с маячками.

— Залп! — отдал следующий приказ Вильсон.

Две крылатые мины, взлетев по параболе на уровень сотни футов, легли на смертоносные траектории. Бэркеры стремительно приближались, но два мощных взрыва, разметав темноту быстротечными солнцами, оставили от огромных монстров только воспоминания и ошметки плоти.

— Блестяще, полковник, — прокомментировал Джастин Сноу. — Надеюсь, дальнейшие шаги будут сопровождаться столь же победоносными развязками.

— Да, точное оружие — вещь хорошая, — ответил Вильсон, довольный итогом первой схватки, — жаль только, что в Ареале на электронику сложно полагаться. Уж очень часто подводят наши технологии здесь.

— Подводят технологии! — неожиданно засмеялся майор Крауни. — Ха-ха-ха, полковник, вы явно поскромничали. Общественность еще хорошо помнит тот случай, когда вы, доблестные вояки Ареального Патруля, решили накрыть сектор Пятьдесят Один ракетой с плутониевой боеголовкой. Кто бы мог предположить, что ракета угодит в зев блуждающего телепорта! Хотя вам было хорошо известно, что этот вид абнормалей почему-то словно магнитом притягивается к трансурановым элементам, а плутоний с его атомным номером девяносто четыре, несомненно, таковым является… Это никого не остановило. Взрыва не случилось, ракета просто исчезла с экранов радаров, но зато появилась совершенно в другой точке, у военной базы на северном участке Периметра. Погибло множество людей, и Ареал в результате выиграл, да еще прибавил к себе выступ радиусом десяток-другой миль.

— Попросил бы не обобщать! — отрезал полковник Вильсон. — Персонально к описанному вами случаю не имею никакого отношения. Я вообще являюсь сторонником биологических методов ведения войны, а уж если бы отдал приказ использовать бомбу, то водородную, безурановой системы. Термоядерная реакция, в отличие от ядерной, основанной на делении тяжелых элементов, использует обратный процесс, синтез легких элементов в эти самые более тяжелые, так что лакомые для абнормалей атомы синтезировались бы уже после взрыва. И если бы они там образовались и стянули в проклятый сектор Пятьдесят Один все телепорты Ареала, я бы счел это пиком своей военной карьеры.

— Браво, полковник! Малонаучно, но смело, — неожиданно зааплодировал Джастин Сноу. Яйцеголовый явно зацепил радикальность идеи.

— Дарю. Пусть ваши коллеги, док, поищут технические решения… Итак, у нас непредвиденная посадка, — не услышав от майора ничего в ответ, поменял тему разговора полковник, — время уже воюет против нас. — Он посмотрел на часы и объявил: — Сто пять минут осталось до момента, когда мы должны отметиться на первой контрольной засечке, а до нее еще необходимо добраться.

— Какое расстояние до цели? — спросил я.

— Примерно четыре с половиной мили, но это ночью, и по пересеченной местности, и со всеми добавочными бонусами Ареала. Нас ожидает солидный марш-бросок. Всем привести себя в порядок, выступаем через две минуты.

Я решил не вмешиваться, хотя и подумал, что бегать по Ареалу ночью — не самая толковая из идей. Однако никто не возразил, и мы выступили. Впереди цепочки командир поставил Боцмана с Питбулем, мне же выпала честь быть замыкающим.

— Я понимаю, что мы очень сильно рискуем, — сказал полковник, — но другого выхода не вижу. Здесь не так уж далеко, прорвемся. Тем более на контрольной отметке нас ждет бронированный колпак, его вчера загодя доставили по воздуху, специально для нас.

— Бум надеяться, что ждет, — буркнул Падальщик.

— Лучше б нам ни фига не сбрасывали, и ничего нас нигде не ждало, целее были бы, — пробурчал я себе под нос. По-русски.

 

* * *

 

…Декс протестировал бортовые системы, попрыгал на биомеханических ногах джамп-скафандра, взметнув облачко песка, и остался доволен результатом. Покончив с тестами, Жан-Поль загрузился дополнительным комплектом гранат, в основном осколочных или начиненных отравляющим газом.

— Взять, это тебе пригодиться, — протянул ему Бедлам несколько пластиковых пакетиков, в которых бултыхалась темная, почти черная, жидкость.

— Это кровь простой, — объяснил напарник, — ты рвать пакетик, вылить кровь, Одержимый бежать к тебе.

— Вот всю жизнь только об этом и мечтал… Где встретимся? — спросил Декс, пряча пакетики.

— Я остаться здесь, — пояснил Бедлам, — прикрывать тебя. У меня хороший снайперский винтовка. Но когда наши заходить в тыл мутанты, я дать помощь им, со своей сторона. По этой причина я могу уходить к ним.

— И что, по-твоему, делать мне? — невесело усмехнулся Жан-Поль, поставленный перед суровой необходимостью выполнять задачу в одиночку.

— Ты на свой «кенгуру» пытаться водить Одержимый на север и где-то бросить там, — изложил план моего действия напарник. — Но ты помнить, что пока не быть на безопасный дистанция, нельзя прыгать и летать. Ты обнаружить нас, и сильный риск для тебя. У разумный выродки может быть ракеты.

— Молитесь за меня, — вместо ответа буркнул Декс, дважды быстро вдохнул и выдохнул, развернулся и побежал обратно, навстречу Одержимым. Даже незыблемое правило сталкеров — никогда не возвращаться той же дорогой! — имеет исключение, оказывается.

Из оружия, помимо увеличенного запаса гранат и дополнительных бомб, Жан-Поль взял свой «ArmaLite AR-2020» и свое электромагнитное импульсное ружье, иначе какой же он снайпер! А также американскую штурмовую винтовку M416z, почти пулемет, по емкости магазина и калибру патронов, и «калашников», который ценил еще со времен африканской юности. Вдобавок при нем был нерв-обрез, а также пистолет-пулемет французского производства, гочкисовский «universal Mle. 155», привычный с тех же времен, и два добрых ножа, с которыми он тоже не расставался с первого срока службы в легионе.

Декс ускоренным темпом двигался в обратном направлении. Нужно было увести Одержимых как можно быстрее, мутанты могли разделиться, поэтому Жан-Поль спешил. На биомеханических ногах передвижение происходило значительно быстрее, чем пешком, рейдер в буквальном смысле слова топал семиметровыми шагами.

Конечности «кенгуру» не имели суставов, они плавными полукружьями изгибались назад, упруго удерживая спецскафандр, вместе с человеком внутри, над землей. Декс знал, что первые парящие снайперы о ходьбе в «кенгуру» только мечтали. Изначально ноги были выполнены из материалов с другими характеристиками и, по сути, были не ногами, а пружинами. Невероятно мощными, конечно, но способными только сжиматься и разжиматься. В процессе развития джамп-системы появились функции поочередного использования ног и многовекторной гибкости. В итоге теперь можно было не только прыгать, но и ходить, бегать, выполнять некоторые почти акробатические упражнения и даже лягаться в случае такой необходимости.

Главным недостатком была слабость человеческого звена. Помимо того, что далеко не каждый человек подходил по здоровью, еще и управление требовало определенных способностей и навыков. Кто-то спокойно стоит на краю крыши пятидесятиэтажного небоскреба, а кого-то тошнит уже при взгляде с балкона пятого этажа. Балансировать на земле, не падая, и пилотировать в полете, ловя воздушные потоки, тоже надо учиться, преодолевая многие трудности, и не обязательно всем претендующим удастся их преодолеть.

Жан-Полю Дени — удалось, и он обрел свое призвание, работая на Пентагон. Американские-то коллеги и придумали джамп-системы для эффективного уничтожения противника… Только вот проклятые выродки, относительно сохранившие человеческую анатомию и разумность, вовсю использовали оружие и ломали весь кайф. Множество брошенных военных складов, разнообразных пентагоновских баз и объектов оказалось в пределах территории Ареала, и недостатка в вооружении деграданты не знали. Упомянутые Бедламом ракеты действительно могли создать смертельно опасную проблему.

Декс уже порядочно продвинулся в обратном направлении, но Одержимых по-прежнему не было видно. Местность вокруг расстилалась классически пустынная, сплошь песок, скалистые холмы и осколки камней кругом. Глазу особо не за что зацепиться в унылой смеси разных оттенков рыжего — именно они преобладают в расцветке этой жаркой земли, серые и белые тона встречаются куда реже, а зеленые и прочие вообще исключение из правила… Но вот вдалеке, немного правее курса, ярко заблестели россыпи «янтарного льда». Эти светлые, желтоватые кристаллы — материя, каким-то чудом связавшая в себе молекулы антиматерии, — всегда возникали после «метеоритного дождя». Они стоили кучу денег, и Декс сейчас пробегал мимо целого состояния, но ему было просто не до этого. Мертвого деньги не воскресят.

«Янтарный лед» относился к творениям Ареала, которые уже достаточно давно использовались во благо человеческого прогресса. Наиболее компактные в мире источники энергии, задействованные в импульсном, лучевом и нейрогенном оружии, работали благодаря энергии, получаемой из этого парадоксального «сплава». Технологии и машины, требующие высочайших энергозатрат, стало реально возможно использовать и сооружать благодаря этому подарку ирреальности… Старт-заряды парящих снайперов тоже основывались на мельчайших осколочках этих аккумулирующих кристаллов. Высвобождение античастицы приводило к мгновенному выбросу энергии.

Система поиска движения оповестила: обнаружено.

— Наконец-то, — проговорил вслух Декс и подпрыгнул повыше, на несколько метров, чтобы как следует разглядеть Одержимых. Мутанты быстро приближались, их было не меньше полутора сотен, снайпер решил подождать. Нерв-обрез уже был приготовлен к бою.

Строго говоря, Одержимые являлись не совсем мутантами абнормала. Вирус, поразивший их нервные системы, изобрели сами люди. Ученые. Нормальные вроде бы… Ох уж эти ученые!

Жан-Поль хорошо помнил рассказы своего дедушки о том времени, когда возникли ранние, еще не такие уж абнормальные и враждебные территории с нарушенными законами природы. Однажды они вдруг появились в мире, в том числе и здесь, в рыжей пустыне Невада. Их появление тогда вызвало беспрецедентный переполох во всем мире вообще и в научном мире в частности… А отец рассказывал Жан-Полю о том, как захлебывались СМИ, когда в «нулевое» десятилетие на территории Восточной Европы вдруг появился еще один оплот абнормальности. Из-за ошибки ученых, проводивших какие-то эксперименты с предметами силы, добытыми в корейском Разломе…

Воспоминания же о том ареальном ужасе, что разразился на юго-западе США в тридцатых первом, хранились в собственной памяти Жан-Поля Дени. Будущий Декс тогда был еще марсельским парнем и не подозревал, что совсем скоро переправится на противоположный берег Средиземного моря, чтобы там убивать и убегать от смерти. А еще спустя годы и годы угодит в самое сердце той самой абнормальной невадской пустыни, выросшей из последствий Посещения, случившегося в эпоху молодости его дедушки. Давным-давно, в шестидесятые — семидесятые прошлого века!

Сейчас воспоминания вызывали разве что кривую ухмылку, но факт — несколько десятилетий политики, военные и ученые — отчужденные округа, некоторые из которых занимали не больше сотни километров в диаметре, преподносили народам как необычайно ценные сокровища человечества.

Панические «сенсации» о вторжении инопланетного агрессора, всколыхнувшие было мировую общественность в самом начале, быстро исчезли, сменившись валом информации противоположного содержания.

«Паранормальная зона — подарок свыше!»

«Нам дан последний шанс встать на путь развития, ведущий к миру и процветанию!»

«Загадка Ареалов Визита — это загадка всего человечества! Отгадав ее, люди победят голод и болезни, войны и катаклизмы!»

Восторженно кричали заголовки публикаций.

Человечество, ошалевшее от локальных войн, мировых финансовых и прочих кризисов, судорожно вздрагивающее от жестоких ударов стихий огня, воды, воздуха и земли, мстительно обозлившихся на вторжения в святая святых природы, запоем читающее книжки и жадно смотрящее фильмы на «постапокалиптические» темы (в надежде чему-то научиться, на всякий пожарный случай), растерянно оцепеневшее в ожидании то ли очередного пришествия мессии, то ли очередной тотальной войны, внезапно на блюдечке с голубой каемочкой получило иллюзию спасения…

Всегда было немало сторонников версии, что отметины ареальности — это замусоренные поляны, оставшиеся после неких «пикников», устроенных запредельно чуждыми существами. Дескать, пролетали мимо по своим непостижимым делишкам и ненадолго притормозили у обочины своего межзвездного пути, чтобы сделать привал. Но большинство людей из поколений деда и отца Декса искренне считало, что это братья наши инопланетные, высшим разумом наделенные, специально осчастливили нас Посещением. Однако ни это изнемогающее большинство, ни самые элитарные ученые головы ничего толком объяснить не могли.

«Пришельцы, посетившие нас, освоили космические технологии и поднялись на уровень, о котором мы на Земле можем только мечтать!» — вот и все объяснение эйфорической поры, которая длилась полвека с лихвой. Но самих пришельцев никто никогда не видел, зато необъясненных наукой феноменов имелось более чем достаточно.

В частности, сад непознанных чудес расцвел в Nevada-Area, на месте бывших ядерных и прочих полигонов и комплексов.

В ранней отчужденке еще в помине не было мутантов, но от аномальных участков буквально гудели и сверкали земля, вода и воздух. Ирреальные артефакты, уже позднее названные носителями, средоточиями или предметами силы, валялись под ногами, еще не идентифицированные и бесполезные. Но американские ученые энергично ставили свои опыты, исследуя их свойства, и упивались результатами практических экспериментов. Технологии действительно серьезно продвинулись вперед по многим направлениям, хотя в основном за счет встраивания добытых сокровищ в земные системы. Но осчастливленные люди опять забыли о мерах предосторожности, и об эвакуации никто даже не заикался.

Наоборот, люди тянулись к чудесной стране. К примеру, Лас-Вегас, находившийся в то время за какую-то сотню километров от первого, по сравнению с нынешним — чисто символического периметра, посещался в несколько раз большим количеством туристов, чем до возникновения в Неваде отчужденного округа. Автобусы и автомобили с экскурсиями тянулись к периметру и обратно нескончаемыми караванами, вертолеты носились роями…

Всем было очень весело, человечество окрыленно ждало пресловутого Золотого Века, позднее поуспокоилось, притерпелось, научилось воспринимать Ареалы вообще и этот Ареал в частности как должное. В натуре человека — ко всему привыкать… Но когда преимущественно пустынная и безлюдная территория ненормальных явлений природы внезапно, нежданно-негаданно, увеличилась во много раз, накрыв и захватив близлежащие округа вместе с людьми, сооружениями, животными, вещами, дорогами, машинами, растениями, стало не до смеха. Никто не смеялся, даже нервически от шока.

Почти двадцать лет назад человечество вновь стало жертвой собственной беспечности. История полна примерами того, насколько короткая у него память. Неспособность учиться на собственных ошибках всегда стояла между людьми и реальным, непридуманным Золотым Веком.

Лас-Вегасу же в особенности не повезло. К хлынувшей заразе абнормальности прибавилась зараза рукотворная, людьми сотворенная. «Area-51», расположенная фактически рядышком, к северо-северо-западу от города, в считаных часах езды на авто, попала под особенно сильное воздействие. И оно держалось до сих пор, все эти прошедшие бурные годы. Что сейчас происходило в том обширном фрагменте территории, полностью превращенном в Локальную Абнормальную Зону и закрытом «изнутри», нормальные люди не ведали, могли только в догадках теряться… А тогда, в начале тридцатых, весь персонал сверхсекретного объекта озверел буквально на глазах. Видеокамеры успели передать оттуда поистине апокалиптические картины. Сходившие с ума люди начали уничтожать друг друга, и кто-то из них произвел выброс бактериологического оружия в атмосферу. В результате вырвавшееся облако смерти ветром унеслось к югу, накрыло и окутало Лас-Вегас и окрестности, вместе со всеми обитателями и гостями.

Вирус, искусственно порожденный людьми, под влиянием абнормальных явлений сразу мутировал, и Одержимые — получившийся результат. Изначально вирус поразил не всех из почти миллиона людей, скопившихся тогда в Лас-Вегасе, но те, кто попал под его воздействие, превратились в кровожадных созданий, безостановочно искавших шанса пожрать. Вирус-мутант, изменив человеческие организмы, делал их куда более выносливыми и сильными, но высшая нервная деятельность безвозвратно деградировала. Если же такой урод кусал нормального человека, вероятность подцепить заразу не стопроцентно, но гарантировалась.

Сначала с Одержимыми возились, считая их просто больными людьми. Врачи пытались излечивать инфицированных, но потом от этой затеи полностью отказались. Одержимых стали просто зачищать, тем самым включив их в расстрельный список, за компанию с остальными людьми и зверями, мутировавшими под влиянием абнормальности…

— Эй, Марсельеза! — загремел внутри шлема голос Бедлама. — Пилюля кушать, сон видеть?! Не спать! Монстры!

Да, пока Декс, вспоминая былое, годы детства, юности и молодости, подпускал выродков поближе, — несколько Одержимых обошли его. Они выскочили на тропу, по которой человек только что сюда добрался. Зашедшие с тыла бросились в атаку, но Жан-Поль оставил их без внимания. Он просто побежал от них прочь, навстречу основной массе. Выродки жутко рычали, они почуяли жертву и готовы были рвать ее на куски. Но…

В последний момент Декс просто-напросто подскочил высоко вверх, уйдя из сектора досягаемости. Одержимые пытались допрыгнуть до него, но не могли дотянуться к добыче. Ведь даже гипертрофированные мышцы деградантов — все-таки не биомеханические ноги джамп-системы. Декс тем временем, достигнув верхней точки траектории прыжка, накрыл противника волной нейрогенного излучателя, для краткости именуемого нерв-обрезом.

Упруго приземлившись за первой группой нападающих, Декс оттолкнулся и снова был в воздухе, и повторил тот же трюк. Приземлившись, парящий снайпер снова выпрыгнул, но уже назад, и опять, развернувшись в полете, испускал щедрые волны излучения. Но выродков становилось слишком много, и марселец решил, что пора сматываться. Возможно, использовать старт-заряд и выпрыгнуть уже в полном смысле высоко… Следующее приземление подтвердило своевременность этого решения. В момент посадки один из Одержимых ловко подскочил и почти достал Декса. Но тут помог Бедлам, прикрывающий первого номера. Напарник издалека метко подстрелил монстра из своего импульсного ружья, оснащенного снайперским прицелом. Очень кстати разнес башку выродка, и Жан-Поль понял, что сработается с новым товарищем.

— Уходить! — уже кричал Бедлам, и канал связи доносил его крик в шлем парящего: — Хватит цирк Монти Пайтон изображать! Ты парящий снайпер, а не блоха!

Декс ничего не ответил, но использовал старт-заряд и выпрыгнул всерьез, уже метров на сто пятьдесят. Накрыл сверху гранатами, наполненными ядовитым газом. Человеку в защитном скафандре любая газовая атака не страшна, а вот Одержимые, угодившие в ядовитое облако, корчились на песке и камнях, умирая в страшной агонии. Но все равно их было слишком много, и Декс, приземлившись, наконец устремился в северном направлении. Дыхательная система скафандра отфильтрует любые вредные примеси, за это беспокоиться не стоит.

Уцелевшие Одержимые без промедления бросились в погоню, пытаясь обойти его с флангов, и окружить. Декс прекрасно понимал их тактику и продолжал играться с опасностью, уводя монстров все дальше и дальше на север. Жан-Поль подпускал преследователей на критически близкое расстояние, но затем лихо расстреливал их, вытворяя сумасшедшие трюки в воздухе. Свора Одержимых буквально лопалась от ярости и бесилась, видя такое поведение жертвы. Жаждущие крови монстры щелками пастями у самой цели, однако цель постоянно ускользала от них.

А время шло, и вскоре Декс порядочно утомился, от всех этих прыжков и переворотов. Антиболь ему не нужен, да и голова не кружится никогда, но ведь не железное у него здоровье. И когда один из Одержимых сумел обогнать его, Декс понял, что пора отрываться. Тем более что он уже увел выродков на приличное расстояние.

Обогнавший его Одержимый мчался в лобовую атаку, надеясь сбить жертву на землю. Дексу надоело прыгать, и он для разнообразия лягнул монстра, кинувшегося на него. Удар биомеханической конечности пришелся точно в грудь, отбросив далеко назад туловище врага, зашибленного вусмерть.

У Декса наконец открылось второе дыхание, и он оторвался, оставляя ни с чем свору, преследовавшую его. Подскакивать решил только по острой необходимости. Обошлось. Использовать еще один старт-заряд, чтобы не просто скакать и вертеться, а вызвать в ногах скафандра пиковое судорожное сокращение, выпрыгнуть в небо и там парить, ему не пришлось вовсе.

Зачем лишние траты энергии, если он вполне мог и по земле удрать…

Но за следующим поворотом тропы, в распадке между двумя пологими подъемами, снайпер наткнулся на огромного мутанта, пожиравшего свою жертву. Это был неформат — так называли монстров, встречавшихся в единичных экземплярах и не подпадавших ни под какие разделы классификации. По большому счету именно неформатов было самое большое количество в Ареале, а фантастическое разнообразие их форм даже самое больное воображение не вместило бы в себя.

Экземпляр, перекрывший Дексу путь, представлял собой отвратительное полуживотное-полунасекомое размером с быка. Тварь имела восемь членистых ножек и огромный скорпионий хвост. Шеи мутант не имел вообще, и казалось, что его туловище просто увенчивается огромной пастью, усеянной рядами острых зубов. Верхними передними конечностями, отдаленно напомнившими когтистые лапы диаблеро, разорвав остатки своего пиршества на две части, тварь злобно зашипела.

Жертва неформата уже не поддавалась распознаванию, но Дексу было не до этого в любом случае. Он, в очередной раз, перепрыгнул препятствие и приземлился по другую сторону от твари, сразу взяв на прицел нерв-обреза. Декс не знал, на что способен «нестандартный» мутант, но убивать его сразу — тоже не хотел, так как уже включил этого неформата в свой план.

Монстру явно что-то не понравилось в таких маневрах, и он, коротко рыкнув, прыгнул на Декса. Передвигался мутант молниеносно, и если бы он уже не находился под прицелом, то наверняка достиг бы своей цели. Однако Декс успел раньше. Посланный прямо в пасть сниженный, несмертельный импульс остановил неформата, вынудил упасть наземь и распластаться, дергаясь от нервных сокращений, но уже через несколько секунд выродок вскочил на свои членистые ножки и опять принял угрожающую стойку.

Это привело Декса в некоторое замешательство, неформат оказался слишком опасным противником, но очень кстати появившиеся Одержимые решили возникшую проблему. Одержимых так прозвали недаром, а за лютую ярость в атаке. Несмотря на то что преградивший им путь конкурент был гораздо крупнее в размерах, бывшие люди, зараженные бешенством, без малейшего промедления атаковали монстра. Еще бы! В нем гораздо больше мяса, чем в шустром прыгуне.

Неформат отважно кинулся на новых обидчиков, разорвал первого попавшегося на кровавые ошметки, но все-таки нападавших было слишком много, и вскоре они облепили мутанта. Сразу же, с жутким треском, Одержимые начали отрывать конечности, раздирать туловище на куски и пожирать жертву еще живьем…

— Приправки вам для вкуса! — крикнул Декс, подкидывая в кучу выродков пару газовых гранат.

И почти сразу понял, что опять угодит в окружение. Не все Одержимые успели добраться к неформату, и теперь опоздавшие, отскочив от газового облачка, ринулись на Декса.

На этот раз он прорвался без стрельбы и снова направился на север, ведя за собой остатки банды безмозглых, но очень энергичных Одержимых. У этих — ракет не было, и быть не могло. У них даже одежды не было. Все как на подбор яркие образчики деградации. Эти экс-люди опустились до последней степени вырождения. Иначе давно остановились бы, сообразив, насколько сильно поредела и сократилась их стая.

Тропа, по которой снайпер стремился все это время, через несколько десятков метров резко ныряла вниз. Там начинался спуск, и подобие дороги терялось из виду, постепенно углубляясь в каменный каньон.

То, что нужно!

Разорвав пластиковый пакетик с кровью, рейдер ускорил шаг и вылил темную жидкость, развеял ее по ветру. Почуяв кровь, Одержимые заметно прибавили скорости, и вскоре сам человек был вынужден прыгать многометровыми скачками, уводя озверевших выродков на дно каньона. Чутье на абнормальность не беспокоило предупреждениями, Л.А.З.-ов здесь вроде не водилось, но странное чувство тревоги охватывало Декса по мере продвижения ко дну.

Этим каньоном не пройти!

Почему, он еще не знал, но там впереди притаилось что-то очень плохое. Декс уже ничуть не сомневался в этом. Разорвав последний пакетик с приманкой, Жан-Поль бежал еще минуты две. Пока не увидел серенького, едва приметного паучка-мутанта, как для обитателя Ареала, совсем крохотного, размером с яблоко. А вон еще один, и еще, и еще… Только увидев этих крохотуль, снайпер отчетливо понял, что нужно срочно ретироваться!

Поэтому Декс незамедлительно решил использовать старт-заряд.

Ноги скафандра судорожно сократились, человек, спрятанный в него, выстрелился в небо, привычно справляясь с перегрузкой. Достигнув необходимой высоты, биомех выпустил крылья; грациозно развернувшись в лучах восходящего солнца, парящий Декс уловил ветер и полетел в обратном направлении. К Бедламу, от которого отдалился гораздо дальше запланированного.

Одержимым, угодившим в каменную расселину, наступал конец. Они вторглись в колонию паучьих гнезд, и мутировавшие арахниды уже со всех сторон атаковали добычу, опрометчиво сунувшуюся к ним. Декс очень вовремя смылся, так как сам мог попасться в эту ловушку. Пауки-мутанты плевались ядом, разъедавшим все подряд не хуже кислотных пиявок, кроме того, паутину, которую выплетали эти маленькие бестии, обычно почти невозможно порвать. Даже бэркер мог стать добычей паучков, запутавшись в их нервущихся сетях. Сеть вообще — жуткое оружие, если им умело пользоваться.

Декса передернуло от мысли, что если бы он сделал еще шаг, то угодил бы в паутину при попытке взлета и стал паучьей жратвой. Но этого не случилось, арахно-мутанты остались позади, и как бы там ни было, а Жан-Поль справился с поставленной задачей, увести и по возможности уничтожать Одержимых. С перевыполнением плана справился. Сейчас парящему снайперу оставалось только вернуться обратно, к своим.

— Все, — коротко сообщил он Бедламу. С замиранием сердца ожидая, что напарник не отзовется. Что его вообще никто не слышал после того, как он исчез из предела прямой видимости второго номера. В Ареале ведь как: стоит человеку отдалиться от своих, и вполне может никогда уже не вернуться…

— Двигаться, двигаться, шевелиться! — весело ответил его напарник. — Мы ждать тебя!..

Декс облегченно перевел дух.

Возвращение заняло примерно двадцать минут, и группа снова была в полном составе. К моменту появления Декса — с теми деградантами, которые организовали засаду, было уже покончено. Трупы безо всяких слов подтверждали успех действий Лучника, Кравица и остальных.

Безвозвратных потерь у группы не случилось.

Так что им пока везло, но миссия только начиналась, и уроженец Марселя отчетливо чувствовал, что смерть еще посетит их конвой и получит свои комиссионные.

 

* * *

 

…Две минуты спустя мы выступили.

Боцман шел по бумерангу, а это была чисто армейская тактика. Вылетающий вперед небольшой зонд, разведывая путь, с легким свистом возвращался обратно, чтобы снова уйти в разведочный бросок. В случае потери на разведку улетал другой бумеранг. Так можно не налететь в темноте на Л.А.З., при дневном свете вполне различимый. Так можно вовремя обнаружить мутантов, притаившихся в засаде. Но можно и себя выдать раньше времени. Мне этот способ определенно не нравился.

По Ареалу нужно ходить так, как будто тебя в нем нет. Это мое самое искреннее и выстраданное убеждение, а все эти игры ни к чему хорошему не приведут. Вскоре мои опасения подтвердились. Мы уже миновали большую часть пути и были почти на месте, когда вектор направления, по которому мы двигались, устремился вверх и вывел нашу группу на вершину холма. Внизу, между камней, в огромном кратере, образованном давним взрывом, виднелся закругленный верх бункера первой контрольной отметки.

— Чего ждем? — спросил полковник. Группа послушно начала спускаться к укрытию, но мне почему-то абсолютно не нравилась местность, в которую вчера приземлили этот купол какие-то тупые патрульные. Неожиданно выплывшая из мрака луна залила окрестности призрачным светом, и я наконец-то понял, что меня беспокоило.

Жаль, что не минутой раньше!

Диаблеро атаковал Боцмана, наш авангард, поставленный полковником впереди вместо меня. Мутант был детенышем, исчезать в лунном свете он толком еще не научился, однако и без этого был опасен и мог удивить. Боцман среагировал блестяще и первым же импульсом своего нерв-обреза попал в голову нападающему монстру.

Другие диаблеро уже атаковали группу со всех сторон. Но мы успевали их опередить! Благо бункер был совсем рядом, и его тяжелый люк открылся, впуская под свою защиту людей. Еще двоих мутантов поразили Пит с полковником, а четвертый диаблеро достался мне.

Зверь с грохотом спрыгнул с выступа скалы, коротко рыкнул и кинулся на меня, замыкающего. Стрелять было поздно, даже в упор, но мои рефлексы сработали молниеносно, и сверкнувший в лунном свете боевой «Серп» уже встречал свою жертву.

Жало моего оружия вошло точно меж глаз мутанта. Диаблеро двигался по инерции и насадил свой мозг на клинок. Огромные челюсти чудовища продолжали рефлекторно клацать у меня под левой рукой, по-прежнему упорно пытаясь достать жертву.

Живучий гад, спору нет, и я активировал «миксер». Так называется функция проворота лезвия «Серпа» вокруг собственной оси. И лишь когда мозги мутанта смешало в коктейль моим клинком, он затих. Резким движением освободив свой «Серп», я очистил клинок о шкуру убитого монстра, после чего нырнул в люк и присоединился к остальным. Вроде все обошлось, но когда крышка затворилась за моей спиной, отсекая рычание разочарованных диаблеро, я увидел Боцмана и понял, что не совсем.

Гадский детеныш таки успел достать здоровяка-патрульного. Похоже, в нашем новообразованном коллективе нарисовался первый «парашютист».

Спасательный бункер был стандартным. Этот купол из легированных композитных пластических масс без крошки металла, воткнутый в почву и прикопанный в нее, являлся частицей проекта. Как и все армейские потуги, основательного, но не особенно эффективного. Вот такие же полусферы из неметаллического материала геликоптеры патрульных героически рассредоточивали по всему Ареалу, устанавливая, где только получалось. Функция этих бункеров — защищать и давать приют, но главное, что любой рейдер или патрульный знал: достаточно добраться до одного из куполов и теоретически тебя эвакуируют. Правда, нам-то до возвращения было еще очень далеко, если это далеко вообще когда-нибудь наступит для нас.

Пока что можно было констатировать только одно: тупые вояки, обеспечивавшие наше прикрытие, должны были хорошенько проверить местность. Они же, мудаки, каким-то образом ухитрились не заметить очевидного. Купол, предназначенный для спасения, оказался засунутым точнехонько в логово диаблеро. Здесь была их берлога, в этой окрестности обитала целая семья, готовая сожрать все, что под клыки и когти подвернется. Какая-то мразь на борту транспортного коптера, притаранившего сюда купол, отдала приказ отделить его и сбросить в яму без предварительной рекогносцировки. Ленивые армейские ублюдки даже не высаживались на почву…

Боцман кончался. Он нашпиговал малого диаблеро смертоубийственным разрядом и решил, что нейтрализовал уродца. А детеныш не отбросил лапы, не растерялся и дал сдачи. Пока я развлекался со своим зверем, трехсотфунтовый «малец» успел сломать Боцману правую руку и облевать солдата какой-то дрянью. Что жрало это мутированное животное недавно, можно только гадать. Блевотина разъела бронедоспехи, и результат не заставил себя ждать: с доблестным авангардом можно прощаться.

Боцман валялся под закруглявшейся кверху стенкой защитного бункера и наглядно подтверждал мой приговор всем своим видом. Абнормальный яд уже начал свое воздействие, охватив направленными мутациями мозг этого человека. Адское свечение, уже вовсю полыхавшее в глазах этого, еще пять минут назад бесстрашного вояки, показывало, что необратимые изменения сознания уже происходят. Еще минут десять, максимум, и этот парень станет одним из них. Ничего не происходит просто так, по крайней мере, здесь, в Ареале. Да черт с ним, с Боцманом, у солдата руки по локоть в крови, он знал, на что шел, и такова его участь. Но мы, мы должны как-то использовать данное обстоятельство! Ареал никогда не делает подарков, он только берет авансом плату и взамен подкидывает ключи, позволяющие найти и открыть правильный выход из ситуации.

Нужно что-то предпринимать, тем более что группа вот-вот потеряет одного бойца, а первый труп рейду всегда неприятности приносит. Такова печальная закономерность, каждый опытный сталкер в курсе. Я снова оглядел круглое помещение и хмурые лица живых коммандос, пытаясь что-нибудь сообразить. Как назло, ничего путного в голове не возникало.

Кроме меня, раздумчиво оцепеневшего, совсем не шевелился только Боцман, правда, он еще и пускал зеленые слюни. Профессор Сноу наливал кофе из термоса. Научник присел на корточки у противоположной от входа стены композитной коробки, и происходящее его, кажется, не особенно пугало.

Отбиваться от мутантов не профессорское дело, для этого нанята охрана, ей за это платят. Судя по всему, док вообще рассчитывал остаться чистеньким вплоть до самого победного конца, если таковой наступит, конечно. Если же нет и миссия потерпит фиаско… профессор наверняка припас какой-нибудь хитроумный план, дающий ему возможность шустро слинять и спасти свою высокоученую шкурку. Знаем мы этих яйцеголовых чистоплюев, знаем! Не снимая белых комбинезончиков, всю планету в постапокалиптический полигон превратят и будут через микроскопы рассматривать, как проистекают запланированные процессы разложения и распада…

Полковник Вильсон нацепил на голову приват-шлем коннектора и общался с кем-то, связавшись с большой землей. Другим не было слышно, что он говорит, но, судя по усиленной жестикуляции, матерый вояка был в бешенстве от грубейшего прокола коллег. Пит сидел в метре от Боцмана, смотрел на него и все перекладывал, перекладывал с места на место свою «первичку». У парня явно не укладывалось в голове, как же мог его напарник погибнуть так быстро, и что самое обидное, настолько бездарно!

Маленькая Смерть, и это было странно, нервничала. Она не находила себе места, расхаживала по куполу туда-сюда и посматривала на Джастина Би Сноу, тело которого нанялась охранять. Что-то ей до такой степени не нравилось, что она не смогла сохранить спокойствие. Возможно, док обманул ее, при найме введя в заблуждение относительно степени опасности предстоящего рейда… Но я почему-то думаю, Блейдра напастей Ареала не боится. Что-то другое не дает покоя девице. Знать бы, что.

Пабло, сложив руки на груди, тоже расхаживал туда-сюда, ухитряясь не сталкиваться с Блейдрой. Но выглядело это хождение как прогулка задумавшегося философа, а не метания испуганного юнца.

Майор и лейтенант лихорадочно проверяли свою экипировку. Слабосильные почему-то всегда уверены, что оружие и защита могут повлиять на исход противостояния с окружающей средой. Не представляю, какой садист вытурил в опаснейший рейд этих штабных крыс, но им двоим точно здесь не место, лишние они по всем параметрам… Или я о них не знаю чего-то главного?

И только Падальщик внешне выглядел абсолютно бесстрастным. Внутренне, я уверен, он точно так же не парился. Его не интересовало, почему так получилось, он не тратил время и силы на бесполезные размышления. Матерого сталкера интересовало только одно: что будет дальше. Как выбраться из сложившейся ситуации? Он успел выпустить летающий «электронный глаз», до того, как наша ловушка захлопнулась. И теперь, сидя на полу, внимательно изучал внешнюю картинку на портативном экране пульта. Прикидывает, насколько глубоко мы вгрузли. Настоящий железный человек, не знающий, а может, не помнящий, что значит «распускать нюни».

— Ну, что нам говорит шпионская электроника? — спросил я негромко Падальщика, шагнув к нему и опускаясь рядом на пол.

— Шпионская электроника говорит, что в логове шес-сте-ро совсем мелких стофунтовых ублюдков, — ответил сиплый металлический голос, — а взрослых уродов возле них пока не видно. Четверых подрос-стков мы прикончили, за них отдали одного своего бойца. Еще четыре твари бродят в округе, в пределах видимости, но тоже все подростки, фунтов до пятисот, с-старшие братья и сестры мелких. По-настоящему крупных не заметно.

— Нам повезло, — заметил я, — что взрослых диаблеро просто не было дома, но они скоро появятся, и пока светит луна, я бы никуда отсюда не совался.

— Отс-сидеться не получится, — просипел Падальщик, — у нас четкий график движения.

— Да, — согласился я, — может, выходить и надо, но ты же понимаешь, что пара взрослых диаблеро под покровом лунного света укокошит половину группы, прежде чем мы куда-нибудь пробьемся. А вдруг там их больше, чем папа и мама этого выводка?

— Нас всех когда-нибудь укокошат, — резонно заметил Падальщик.

— Давай не будем о вечном, коллега. Лучше скажи, твои маленькие злобные потрошители при тебе? — поинтересовался я.

— Конечно, — подтвердил Падальщик, — ты же з-знаешь, я люблю игрушки, но они годятся для развода тупых созданий. Умное шакалье на них не купится.

— Как сказать, — возразил я, — от жратвы диаблеро никогда не отказывались. Боцману пора проветриться, иначе он тут всех нас позаражает.

Последнюю фразу я сказал громко, чтобы слышали другие коммандос. Падальщик-то понял, к чему я клоню, еще когда услышал вопрос о любимых игрушках. Теперь он, оскалившись, достал горсть шариков размером с лесной орех.

Боцман уже стал совсем плохой. Один глаз у него вытек, и проснувшийся жрательный рефлекс вынудил начать жевать свой собственный язык. Падальщик цепко ухватил агонизирующего солдата за волосы, запрокинув тому голову, и заставил проглотить свои гнусные «орешки».

— Что вы делаете?! Немедленно прекратите, — внезапно вмешался в происходящее майор Крауни.

Представитель Конгресса забыл, что находится не у себя в кабинете, и метнулся к нам. Меня не устраивал театр, который мог разыграть штабной, поэтому коротким ударом в лоб я усадил майора на пятую точку. Его оруженосец попытался вмешаться, однако жало моего «Серпа», замершее в сантиметре от горла майора Крауни, остановило лейтенанта.

— Слушайте с-сюда, господа предс-ставители закона, — злобно прошипел я, и голос мой был скрежещущим, напоминающим тембр Падальщика, — у себя с трибуны будете вещ-щать, что и кому надо делать! Если еще раз кто-то попробует встать на моем пути, пускай с-сразу вспоминает, всех ли родственников упомянул в завещании.

Больше никто не стал вмешиваться, и Падальщик, завистливо зыркавший, как я забавляюсь с майором, словно тряпичную куклу схватил Боцмана, отпер засовы, приоткрыл крышку люка и выбросил бывшего солдата наружу. Благодаря «оптоэлектронному глазу», функционирующему там, мы имели возможность видеть, что случилось дальше.

Патрульный попытался встать, но тут же был сбит и растерзан невидимыми пастями и когтями. Словно по волшебству, куски плоти и костей мертвого туловища исчезали вместе с броней. Взрослые — ЖРАЛИ. Здесь они были, здесь, папаша и мамаша выводка, просто «глаз» их не видел. Луна продолжала светить на полный вперед, будто диаблеро ее наняли с целью обеспечения маскировки.

— Эй, уроды, хотите поиграться? — спросил Падальщик, поглядывая на экран пульта летающего «глаза». Полукиборг уже достал другой пульт, совсем маленький. — А мои крошки очень хотят! — он нажал кнопку и активировал миниатюрных потрошителей.

Я знал, что гладкие шарики, внедренные в диаблеро, где-то там, внутри тварей, ощетинились множеством игл и принялись в буквальном смысле слова потрошить изнутри монстров, трудно уязвимых снаружи… Одиночный вой, захлебывающийся и прерывистый, вынудил сделать поправку: Боцман достался на обед все-таки одному монстру, который сейчас катался по земле, раздирая когтями себе внутренности, пытаясь избавиться от невыносимых страданий. Бесполезно.

Когда вой затих и с диаблеро было покончено, Падальщик, довольно скалясь, выдал: — Осталась еще одна невидимая задница! — и как будто в подкрепление его словам жуткий удар сотряс наш композитный ящик спасения.

Это была мамаша семейства, самая крупная тварь в гнездовье. Она у них верховодила и редко рисковала своей шкурой. Но гибель чуть ли не половины семьи и особенно потеря самца разъярили ее. Сейчас огромная тварь, невидимая нам, засела на верхушке купола и ожесточенно долбила в пласт-броню лапами. Мы теперь могли бы компетентно расписывать ощущения человека, засунутого в бочку, по которой бьют кувалдой. Но бункер выдержал, даром что не металлический, и тварь поняла, что оттуда она нас достать не сможет. Удары сверху прекратились. «Глаз» не мог показать нам, куда переместилась самка диаблеро, но уже несколько секунд спустя мы знали, где она…

Люк в нашем куполе мог оказаться не самым надежным элементом. Удары, которые по нему посыпались, рано или поздно доконали бы крепления. И это опасение подтвердилось, несколько десятков ударов спустя крышка с душераздирающим скрежетом сорвалась с одной петли, и образовался просвет между нею и краем проема.

Пит заорал: — Сдохни, тварь!! — и прыгнул к люку. Сунул в щель ствол своего импульсного ружья, и портативный потомок гаусс-пушки шваркнул туда заряд, разогнанный электромагнитной силой. Самка почти на ультразвуке взвыла по ту сторону крышки, следующим ударом сорвала люк со второй петли, еще раз ударила и выбила его напрочь. Невидимый пинок отбросил здоровенного Пита вместе с его ружьем в сторону… Остальным больше ничто не загораживало сектор обстрела, и разъяренная невидимость была накрыта в буквальном смысле шквальным огнем. Благодаря проему мы точно знали, куда целиться, чтобы не промахнуться. Лично я опустошил все три магазина трехствольного мультигана… Если бы не защитные шлемы, наша группа превратилась бы в команду оглохших.

Многочисленные прицельные попадания из нашего оружия сделали свое дело, тварь затихла и наконец проявилась, стала видимой. Так они и валялись неподалеку от входа в купол, изрешеченная мамаша и раскромсанный на лоскуты папаша. Пара взрослых диаблеро сдохла от наших рук в течение четверти часа! Будет о чем рассказывать в сталкерских барах, если доживу до релакса хоть в одном из них.

Чудом до сих пор не влетевший в какую-нибудь абнормаль, «глаз» показал, что уцелевшие отпрыски семьи диаблеро к нам лезть не собираются. Мы были готовы продолжить свой путь, благо расчистили его ближайший участок. Но нам пришлось сидеть в бункере, держа под прицелом открытый проем люка, до оговоренного срока. Только затем мы выступили.

— Теперь можно. Какой-то период нас не засекут. Следующая контрольная засечка в тридцати двух часах семнадцати минутах пути, — прокомментировал наше отбытие полковник Вильсон. — Надо к этому времени добраться в указанную точку и спрятаться.

— Герои в нужное время в нужном месте, ох, как же мне это что-то напоминает, — проворчал я. И почему-то единственной, кто повернул ко мне голову и внимательно посмотрел на меня, была Маленькая Смерть. Остальные или не расслышали, или не придали особого значения.

Группа выдвинулась строго по времени, но, пройдя несколько сот шагов, лейтенант Шветс вдруг захотел вернуться в оставленный нами бункер, мотивируя, что забыл там очень важную вещь. На это Падальщик сказал, что переломает штабному все кости, если тот будет нарушать правила. Я промолчал, но если бы об этом не напомнил киборг, тогда сказал бы я.

Первая поправка к неписаной конституции сталкеров Ареала гласит: никогда не возвращайся назад. Нам нужно было только вперед, вперед без промедления. А впереди наступал рассвет, и на покосившихся бетонных блоках стен бывшего придорожного павильона, справа от нас, я вдруг заметил строчку слов, наспех, с брызгами, не очень давно выведенную алой краской:

«Дальше каждый сам за себя, и только Бог за всех».

Понятия не имею, кому это было до такой степени нехрен делать, чтобы здесь шататься, расписывая граффити стены.

Но богов в нашем пестром коллективе, по ходу, точно не было.

Отвечаю.

 


Категория: КНИГИ -ЖУРНАЛЫ | Добавил: Фреон (14.09.2013)
Просмотров: 276
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Push 2 Check Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP