Регистрация Вход PDA-версия сайта Приветствую Вас Пришедший в Реактор | RSS

Радио Зоны

Плеер Унесённых Сталкером

EBOOK

Фотозона


Категории раздела
КНИГИ -ЖУРНАЛЫ [90]
" Прятки на осевой"



facebook Vkontakte



Реклама

Унесенные Cталкером
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Главная » Статьи » КНИГИ -ЖУРНЫЛЫ » КНИГИ -ЖУРНАЛЫ

Время перемен Антон Смолин-глава 2
Глава 2

Через триста метров после спуска с холма я оказался перед поворотом, который вёл дальше на Дикие Территории. Ещё месяц назад я бы ни за что не пошёл к Бару через эту территорию Зоны, а предпочёл бы пройти по восточной окраине Янтаря к Армейским складам и уже с них шагать к бару «100 рентген». И всё из-за наёмников, устроивших базу в недостроенном шестиэтажном здании. Они никогда были не прочь «пощупать» путников, идущих через их базу, потому что ничем, кроме хорошего обмундирования, не отличаются от обычных мародёров. Задания, которые наёмники выполняют по заказам, порой настолько грязные и циничные, что, предложи любому вольному ходоку подобное, он, не задумываясь, пошлёт на... на ЧАЭС.
Но три недели назад «Свобода» под видом богатенького мужика из-за Периметра заказала наёмникам одного «долговца», обитающего в Баре, заплатив довольно приличную сумму из копилки группировки. Задумка себя оправдала: жадные до денег наёмники, наивно полагая, что никто не уличит их в содеянном, ночью по-тихому завалили со снайперки «долговца» и скрылись с места убийства. «Долговцы», найдя товарища мёртвым, подняли тревогу, тщательно исследовали всю территорию Бара, начало Армейских складов и Диких Территорий. В процессе поисков обнаружился портсигар с символом группировки «Наёмники». «Долговцы», по приказу генерала Воронина, обуянные жаждой мести за смерть соклановца, всей базой с Бара собрались и вкатали наёмников на Диких Территориях в бетон. Конечно, без жертв не обошлось – погибло около десяти «долговцев». Таким образом, «свободовцы» остались довольны: и волки сыты, и овцы целы. То есть и конкурентам насолили, и со щитом остались. Да и от гнилой капусты избавились.
Так что ходили сейчас все по Территориям – спокойно.
Свернув на повороте, я от открывшейся передо мной картины резко подался назад и укрылся за кустарником. В Зоне у человека вырабатывается инстинкт: если что-то идёт не так, как надо, или видишь что-то очень странное, нужно этого опасаться. Потому что никогда не знаешь, что за гадость тебе подкинула Зона.
Я раздвинул ветки кустарника и снова посмотрел на странное зрелище.
Странно, подумалось мне, я же сегодня пил воду, обезвоживания быть не может. Тогда что это? Аномалия-мираж?
Чуть в стороне от асфальтированной дороги на траве находились двое человек. Первый, судя по длинным тёмным волосам и двум формам, выпирающим из-под бронежилета в районе груди, был (человек, имеется ввиду) женщиной. Даже девушкой. Она сидела на земле по-турецки, смотря в одну точку перед собой и раскачиваясь верхней частью тела взад-вперёд, словно травинка, колыхающаяся под порывами ветра. По девушке было хорошо заметно, что она, мягко говоря, очень расстроена тем положением, в котором сейчас находилась, и впала в апатию.
С первого взгляда мне стало понятно, кто эти люди (если люди, конечно, а не какие-нибудь новые аномалии) – туристы-экстремалы. Которым в обычной жизни не хватает острых ощущений, вследствие чего они нанимают проводника или даже группу сопровождающих и платят им огромные деньги за проведение для них в Зоне «сафари». Этим туристам, судя по отсутствию рядом с ними людей с оружием и в бронежилетах, попались гаденькие проводники.
Рядом с девушкой по краю дороги вперёд-назад ходил молодой парень в очках. Он бешено жестикулировал руками, изредка посматривая на свою спутницу, и, как оказалось при ближайшем рассмотрении – в бинокль, брызгал слюной. Наверное, он размышлял вслух над тем, что им делать дальше. В отличие от девушки, очкарик не утратил надежды на спасение. Наверняка сейчас говорит, что нужно ничего не предпринимать и дожидаться спасателей.
Даже тот факт, что они были не особо озабочены своей безопасностью, вследствие чего единственное оружие – пистолет – у каждого висел в кобуре на бедре, можно было объяснить довольно просто: они новички и даже в теории мало чего знают (если, конечно, им хоть что-то известно) о представителях мутагенной фауны и флоры Зоны. Чтобы при возможной угрозе воспользоваться оружием – каждому потребовалось бы секунд двадцать. Например, если бы сейчас со стороны туннеля, что дальше по дороге метров на семьдесят от парня с девушкой, выскочил пёс и бросился на новичков, они бы сначала замерли от страха минуты на три-четыре. Потом, не в силах отвести взгляда от приближающегося чудища, на ощуп нащупали кобуру – секунды две; расстегнули её и вытащили пистолет – секунды четыре-пять, трясущимися от страха руками пытаясь передёрнуть затвор. Но потные ладони соскальзывали бы с него, и затворная пружина возвращалась бы в исходное положение. Обычно новичкам, только что пришедшим с Большой земли и привыкшим к беззаботной городской жизни, это удаётся только с третьей попытки – от осознания того, что к тебе приближается чудище, руки дрожат ещё сильнее, чем от мысли, что ты в Зоне.
Я сто раз видел подобные сцены и новичков в восьмидесяти процентах подобных случаев спасают только опытные сталкеры, взявшие желторотиков в отмычки.
У каждого новичка за спиной висело по красному рюкзаку городского типа. В Зоне, например, сталкеры носят рюкзаки, сшитые из крепкой брезентовой ткани и затягивающиеся резинкой. А эти городские рюкзачки – маловместительные и по той причине, что состоят из картона (или какого-то другого мягкого материала?), сами по себе тяжёлые.
На парочке были надеты самые простенькие серые защитные костюмы – одно название – такие не то что от пистолетной пули не защитят, а даже от маленьких доз радиации с трудом. И вот что самое удивительное: костюмчики эти были совершенно чистые, словно только что из магазина – ни тебе засохших кусков грязи на ткани, ни въевшихся комьев земли. В Зоне очень часто идут долгие проливные дожди (порой, ливень сутками не прекращается), после которых земля, смешиваясь с глиной, образует непролазную жижу, представляющую собой почву, пока солнышко не выйдет и не подсушит её. И у человека, прошедшего по такой почве, как минимум штаны до колен сзади будут забрызганы грязью. А если не повезёт, можно встретить пса, который собьёт с ног и повалит на землю, а кровосос может и неслабо толкнуть (ой как эти кровопийцы толкаться любят), дабы было легче присосаться к артерии потерявшей координацию движений жертве. Со мной два месяца назад приключился такой случай: я шёл по Кордону в сторону Свалки, как вдруг услышал рокот вертушки со стороны Периметра. Это было плановое патрулирование военными Зоны отчуждения на предмет наличия людей, нелегально проникших на её территорию. По закону, вояки, если увидят внизу человека, должны спуститься и выяснить, есть ли у него разрешение на пребывание в закрытой зоне, или же он нелегал – сталкер. Если нет разрешения – военные должны доставить нарушителя за Периметр и передать его в руки полиции для дальнейших разбирательств. Но обычно вояки просто-напросто проходятся очередью по замеченному человеку и мародёрствуют. Сволочи похлеще бандитов!
Так, о чём это я? Ах да… Рокот вертолёта приближался, а поблизости, как назло, не было не единого места, где можно бы было укрыться – серая асфальтовая дорога и не высокая – мне до колен – жёлтая трава. На фоне всего этого в своём тёмно-зелёном защитном костюме я бы выделялся как апельсин на снегу.
Приметив чуть в стороне от дороги в пяти метрах от себя большую глубокую лужу, я проявил смекалку и кинулся к ней. Серьёзно рискуя быть съеденным хищниками, выкинул в сторону автомат (чтобы грязь не забилась внутрь, и АКСУ, не дай бог, вообще перестал быть пригоден для использования; да и тем более на Кордоне не так много мутантов – это самая безопасная территория Зоны, потому что она граничит с Периметром), одним движением отключил ПДА и обвалялся в грязи, не заботясь о том, как в дальнейшем буду отмывать костюм. Понятное дело – жить-то охота! Уверившись, что мой внешний вид ничем не отличается от поверхности грязи в луже, я свернулся калачиком и замер. Как раз к этому моменту из-за деревьев вылетел МИ-24. На моё счастье, вертолёт пролетел мимо. Я до сих пор гадаю: то ли военные реально меня не заметили, то ли решили, что такого придурка Зона сама добьёт и нечего на него тратить боеприпасы.
В общем, ну никак не вязался внешний вид двух чудиков с моим представлением о Зоне. Тем более, последний ливень закончился вчера вечером, а от Периметра до Диких Территорий целый день пути. Посему эти двое были бы сейчас чумазыми как афроамериканцы. Тогда, может, они из научного лагеря? Нет, не вяжется – там абсолютно все – даже самые младшие научные работники – одеты в оранжевые костюмы со встроенной системой анализаторов состояния здоровья и автономным медблоком. Да может, они влажными салфетками обтёрлись. Какая разница? Мне всё равно по этой дороге идти, других путей через Дикие Территории к Бару, к сожалению, нет. А если это всё-таки неизвестная миражная аномалия – обойду. Но если это не проделки Зоны, а реальные люди, то можно их ещё довести докуда-нибудь за большую плату. Однако, судя по одеянию этой парочки, они не очень-то и платежеспособны в принципе, не говоря уже про настоящий момент.
Я оглянулся и осмотрелся по сторонам, чтобы увериться в том, что мне не угрожает опасность в виде голодных и крайне агрессивных хищников. Удостоверившись в своей безопасности, встал и направился по дороге в сторону заблудившихся парня с девушкой.
Я смотрел не на них, а глядел то на экран детектора аномалий, то на кинутый мной же вперёд болт. И не потому, что хотел набить себе цену или придать липовой важности, а чисто из опасения не вляпаться в аномалию.
Когда парень увидел меня, он потрепал по плечу брюнетку и помахал мне рукой. Я кинул на его по-детски светящееся от радости лицо мимолётный взгляд. Вот дебил! А если бы я был мародёром…
Не дойдя до сомнительной парочки метров двадцать, я остановился, прицепил карманный компьютер к запястью, спрятал в карман болт и, вытянув вперёд руки, снова зашагал по дороге. Если детектор не показывает и брошенный вперёд болт не выявляет аномалию, а тебе кажется, что на твоём пути она точно есть, то существует ещё один стопроцентный способ: вытянуть вперёд руки, распрямив пальцы. Если кончики пальцев слегка покалывает, то впереди есть аномалия. Таким способом по Зоне раньше, года четыре назад, и ходили. Но тогда Зона не была такой опасной, а сейчас нужно всегда держать оружие в руках.
Кончики моих пальцев никакие неприятные ощущения не беспокоили, потому я уверился, что эти двое – не происки Зоны.
- Говорил же я тебе, что нас будут искать! – радостно говорил очкарик девушке, показывая пальцем в мою сторону.
- Я не спасатель, - осадил я парня, встав в двух метрах от него и осматривая неудачливую парочку.
- Ка-а-ак? – Лицо очкарика вытянулось.
- Но, возможно, смогу помочь.
- Правда? – спросил парень, с надеждой заглядывая мне в глаза.
- Кривда. Для начала расскажите мне, кто вы такие и как здесь оказались?
- Мы из-за Периметра…
- Да ну! – Я вздёрнул брови вверх, изобразив на лице крайнюю степень удивления. - А я-то думал, с Венеры прилетели.
- Можно меня не перебивать? – скромно попросил очкарик. – Вы же сами спросили…
- Да с одного вашего «мы из-за Периметра» всё ясно, - словно издеваясь над парнем, в очередной раз перебил я его, - если не считать внешнего вида и поведения. Дайте, я угадаю: у вас обоих от недостатка адреналина очень сильно чесалось в одном проблемном месте, вследствие чего вы нашли проводника-экскурсовода и отправились в Зону на туристический тур. Потому что если бы человек мог летать, в Зоне от переизбытка адреналина он бы парил в небесах вечно. Короче, то ли проводник вам попался такой гадкий, что с самого начала планировал взять с вас деньги и кинуть одних здесь, что нелогично, потому что он бы не заводил вас так далеко, а бросил бы ещё на Свалке, если не на Кордоне. Но, скорее всего, вы его достали своими дурацкими просьбами вроде «мы хотим посмотреть на живого контролёра» и, получив отказ, говорили «мы же вам деньги платим». Ему это задолбалось и он, дабы не влипнуть с вами в неприятную ситуацию, сбежал. Ну что, я обладаю экстрасенсорными способностями?
- Ну-у, - протянул парень, не решаясь со мной согласиться из страха, что я не буду их никуда вести, - в общих чертах верно, но…
- Подробности меня не интересуют! – жёстко отрезал я. – Мне это нужно было узнать, чтобы убедиться, что вы ненормальные экстремалы-туристы, которым некуда девать денег. Хотя про последний пункт я, пожалуй, загнул.
- Вы нам поможете выбраться отсюда? – меланхолично спросила девушка, смотря на меня широко раскрытыми, влажными глазами и хлопая ресницами (прям как тот Кот из «Шрека»). – Пожалуйста! Мы уже здесь…
- Так, тихо! – Мне пришлось перебить девушку, потому что она срывалась на визг и у неё, кажется, начиналась истерика. Ещё мне соплей и хищников здесь не хватало. – Обо всём по порядку! То есть вы хотите, чтобы я, отменив все запланированные дела и потеряв немало денег, вёл вас к Периметру? Потратив целый день (ответом мне послужили неуверенные кивки головами)? А вы не слишком ли обнаглели? А?
- Мы заплатим!
- Вот это другой разговор! – Я одобрительно кивнул головой. – Но сомневаюсь, что вы располагаете необходимым количеством средств для оплаты моих услуг.
- Вы ошибаетесь! – Очкарик скинул свой пижонский рюкзачок, расстегнул и стал что-то искать.
Пока он искал, чем меня задобрить, я, положив руку на ствол автомата, осмотрелся по сторонам, чтобы убедиться, что мне и моим будущим клиентам ничего не угрожает. Ишь, как поднялся, – с утра был вольным бродягой, а теперь у меня уже клиенты. Бизнесмен, итить!
- Вот, возьмите, пожалуйста. – Парень протягивал мне пачку денег.
Я принял её и пересчитал. Тридцать две тысячи российских рублей. Довольно-таки неплохо!
- Хорошо, я согласен довести вас до Периметра. – Я бесцеремонно засунул оплату за ещё не готовую работу себе в рюкзак. – Но мне непонятно одно: почему вы, если это было у вас с самого начала, не приобрели себе защитный костюм получше? Хоть и поношенный, но наверняка он бы был всяко лучше того угэ, что на вас надето.
- Во-первых, что дали, то и надели, не кочевряжились, а во-вторых, даже я понимаю, что трясти в зоновской среде деньгами – опасно для здоровья и жизни. – Очкарик весь сиял – наверное, от мысли, что скоро выберется из Зоны и вернётся домой. Я бы на его месте так преждевременно не радовался…
- А головенка-то немного варит! – похвалил я парня, отчего тот зарделся как рябина в конце августа – наверное, думает, что заслужил похвалы от матёрого охотника за артефактами. – Но если бы проводнику чуть больше деньжат подкинули, чем изначально обещали, – он бы понял и вам нормальные костюмы дал. Ну, раз главный вопрос решён, то давайте знакомиться. Моё прозвище – Кекль. И не как иначе.
Не особо люблю своё прозвище – по-дурацки оно звучит. Но клички, как и родителей, не выбирают. Как нарекут тебя старшие по опыту товарищи, так и будут тебя все и всегда звать. Прозвища в Зоне дают только за совершённые поступки, причём не важно – достойные или нет. Ещё за привычки – например, если человек любит пить кофе, его, скорее всего, назовут Кофеинщиком или Сердечником. Но никогда за фамилию – Зона – не школа! Мне, например, прозвище дал мой учитель и вот за что: существует редкая, но не обладающая никакими удивительными свойствами аномалия – «глухомань» называется. У неё есть две особенности: первая – образуется она только в направлении с севера на юг. И вторая – если один человек встанет с восточной стороны аномалии, а другой – с западной, то первый не будет слышать ничего с западной стороны из-за преграды – аномалии, а второму будет прекрасно слышно первого.
Обнаружить «глухомань» может далеко не каждый – аномалия испускает очень слабые звуковые колебания и услышит их человек или же нет – зависит от остроты его слуха. В тот раз я что-то улавливал, но не придал этому особого значения, а когда решил хотел спросить у учителя о странном звуке, тот уже начал «воспитательные меры».
Артефакты, которые производит «глухомань», – «глушителями» называются, тоже не обладают никаким чудотворным свойством, разве что могут чуть-чуть снизить для человека звук разрыва гранаты.
Ну так вот: я с наставником шёл по Тёмной Долине и мы наткнулись на «глухомань», о существовании которой, правда, я тогда ещё не знал. Чем учитель и не преминул воспользоваться – послал меня к восточной границе аномалии, сказав, что сейчас кое-что покажет, и приказал смотреть в ту сторону, откуда мы пришли. Сам он зашёл с западной стороны. И сразу стал показывать в сторону ближайших деревьев, бешено вращать глазами и, шевеля пальцами у рта, изображать кровососа и что-то мне кричать. Я хотел подбежать к нему, но Миротворец отрицательно замахал руками. Тогда я, мягко говоря, очень испугался. И наставнику позже пришлось очень сильно постараться, чтобы доказать мне, что он пошутил. На мой вопрос «а на фиг мне знать про такую бесполезную и неопасную аномалию» он ответил: «Нужно знать все известные на сегодняшний день хитрости и уловки Зоны. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, а ещё лучше – прочувствовать на себе. Поверь мне, когда-нибудь это знание может спасти тебе жизнь». Прав был учитель – знания об аномалиях и мутантах, которые он передал мне, много раз помогали выйти из, казалось бы, безнадёжных ситуаций. Правда, «глухомань» на своём пути я больше не встречал ни разу.
А прозвище я получил вот за что: есть такая птица – кеклик. Её голос – это постепенно убыстряющееся квохтанье. Что-то вроде «кок, кок, кок-кок, кок-кок-кок». Учитель и дал мне такую кличку за то, что во время его надо мной издевательств я голосом, срывающимся на визг, повторял одну и ту же фразу, точнее, набор слов: «Сука… Кровосос… Миротворец.… Помоги…» Чем и напоминал ему квохтанье кеклика. Правда, подлинное название птицы ввиду своей похожести на уменьшительно-ласкательное обращение мне не подходило. Представьте себе небритого мужика, всего увешанного оружием, и вдруг – Кеклик!
Из весёлых воспоминаний меня выдернул голос очкарика:
- Эй, с вами всё в порядке?
Я перевёл на него взгляд, потряс головой и спросил:
- Что?
- Я говорю, меня Дмитрий зовут. А её, – он указал рукой на девушку, - Татьяна.
- А не слишком длинно?
- Разве? – осторожно, чтобы меня не раздражать, спросил Дмитрий.
- Прозвище или имя должно произноситься на одном коротком выдохе, чтобы человек быстрее понял, что обращаются к нему. Значит так, Дмитрий: тебя я буду звать Димоном, а тебя, Татьяна, Таней.
- А мы прямо сейчас идём? – осведомился Димон. – Мы есть хотим.
- А своё уже всё сожрали, что ли?
- Уже четыре часа как, - жалобно проблеяла Таня.
- В баре поедите, - решил я.
- А бар далеко? – тут же поинтересовался очкарик, склонив в сторону голову по-собачьи.
- Нет. И вообще, за то время, что я буду вести вас к Периметру, постарайтесь, пожалуйста, не задавать дурацких вопросов. Хотя здесь много чего вам будет непонятным, а потому и все ваши вопросы вроде «а чё эт там воздух рябит» мне, человеку, знакомому, я надеюсь, с большинством превратностей Зоны, будут казаться дурацкими. Так что лучше вообще ничего не спрашивайте, заткните варежку и идите за мной молча. Да, кстати, будете идти за мной след в след и это не шутка. Разглядывайте на земле следы моих ботинок и наступайте точь-в-точь в эти углубления. Если всё-таки назреет стоящий вопрос, в чём я сомневаюсь, окликнете меня и, когда я остановлюсь, со своего места в отряде воспроизведёте возникший вопрос.
- А если мы просто подойдём к вам сбоку? – всё-таки задал дурацкий вопрос Димон, снова склонив голову по-собачьи.
Интересно, он так каждый раз делает, когда чего-то не понимает, или когда задаёт дебильные вопросы?
- Сдохните, - просто пояснил я, после чего лица моих обоих клиентов побледнели.
- Продолжу инструктаж по технике безопасности: оружие вы должны всегда держать в руках, потому что опасности в Зоне могут появиться откуда угодно и когда угодно. И кровосос не будет ждать, пока вы расчехлите свой пистолет, снимите с предохранителя, хорошенько прицелитесь в него и отойдёте на всякий случай. У сталкеров имеется два вида оружия: основное – винтовка, автомат или дробовик и дополнительное – пистолет, нож и у некоторых в этом списке есть ещё один пункт – мачете. Основное оружие должно быть всегда готово к бою – снято с предохранителя и находиться в руках. А если нет основного – мало ли, потеряли вы его или заклинило – есть дополнительное. Которое, если нет основного, тоже должно быть готово к неожиданному бою. – Я скользнул взглядом по кобурам Дмитрия и Татьяны.
Оба спешно расстегнули кобуры и вытащили на свет ПМ-ы.
Я и не сомневался, что на вооружении у них стоят именно эти пистолеты.
- На техническую проверку давай. – Я протянул Дмитрию свою раскрытую ладонь, на которую очкарик положил Макаров.
Я повернул флажковый предохранитель, расположенный на левой стороне пистолета, разблокировав тем самым и затвор, и ударно-спусковой механизм. За этот «флажок», как его называют сталкеры, и люблю ПМ. Единственная причина, по которой я заменил Макаров итальянской «береттой», – частое заклинивание. Однажды из-за этого дефекта ПМ я чуть не лишился двух пальцев на руке.
Странное сочетание – АКСУ (он же АК, но с укороченным стволом, что делает его более мобильным и создаёт возможность скрытного ношения) и итальянский пистолет Beretta 92.
Но автомат Калашникова состоит на вооружении с сорок седьмого года двадцатого века и прошёл проверку как временем, так и разными погодными условиями. И, скажу вам: за шестьдесят с лишним лет не было ни одной жалобы относительно такого характера, как «забивание грязи внутрь автомата, что делало его до полной чистки негодным для стрельбы». Потому я выбрал надёжное основное оружие, которое с долей вероятности в девяносто пять процентов не подведёт меня в критической ситуации, если, конечно, автомат разбирать хотя бы раз в три-четыре дня и тщательно протирать все детали.
«Беретта» же обладает высокими служебно-эксплуатационными качествами и вмещает в себя до пятнадцати патронов, что на семь больше, чем ПМ.
Я передёрнул затвор димоновского пистолета. Не заедает. Прицелился в большой камень в трёх метрах от себя и выстрелил. Ударно-спусковой механизм тоже в норме. Вернул очкарику оружие.
- Погоди, а какой у тебя к нему боезапас?
Дмитрий молча вынул из рюкзака два снаряжённых магазина и показал мне.
- В защитный костюм переложи, чтобы ближе лежали, и ты мог быстро сменить обойму. Теперь ваш. – Я протянул свою ладонь Татьяне.
Девушка положила на неё ПМ, держа его за рукоять.
Тьфу ты, ну не правильно так! Когда протягиваешь человеку пистолет, нужно держать его за ствол, но перед этим поставить на предохранитель, чтобы тот, кому даёшь оружие, случайно не выстрелил.
Я, с укором посмотрев на Таню, ухватил Макаров за рукоять.
Прежде чем девушка убрала руку, я приметил, что она у неё совершенно чистая и под ногтями нет грязи. Если бы она хотя бы болты брала, то руки у неё сейчас были чёрные.
Я так же разблокировал затвор и ударно-спусковой механизм, повернув флажковый предохранитель. Передёрнул затвор. Плохо! Слишком расхлябан. Прицелился в другой камень и выстрелил. Точнее, попытался. Когда я спустил курок, он остался в огневом положении, затем внутри пистолета что-то щёлкнуло, и раздался выстрел. Это не оружие, это говно! Им разве что слабоумным мародёрам в рулетку играть – если через пять секунд пистолет выстрелил, значит, проиграл!
Я поставил пистолет на предохранитель, чтобы не выстрелил, и стал подбрасывать на ладони, примериваясь, как бы его с пользой убить. Приметив метрах в десяти впереди аномалию, я по кружению над ней листвы определил, что это «трамплин». Размахнулся и кинул Макаров в аномалию.
Как только пистолет вошёл в аномальное поле «трамплина», тот поймал его, на секунду задержал в воздухе, накапливая энергию, а потом резко подбросил ПМ высоко в воздух, тем самым разрядившись. Через семь секунд оружие приземлилось на асфальт, разбившись вдребезги.
- Данная аномалия называется «трамплин», – прокомментировал я только что увиденное туристами. – Если не хотите разделить участь пистолета, смотрите под ноги. Замечу, что это далеко не самая опасная аномалия.
- А зачем вы пистолет уничтожили? Подумаешь, чуть-чуть заклинивает! – Димон пропустил мимо ушей мою заметку о «трамплине». – Мы за него…
- Есть такой анекдот: сидят в подвале три «долговца»; делать нечего, вот один и предложил в русскую рулетку сыграть. Первый «долговец» подносит к виску пистолет и нажимает на курок. Выстрел. Человек падает замертво. Второй проделывает ту же операцию. Так же падает мёртвым на землю. Третий поднёс к виску пистолет и выстрелил. Последняя мысль его была такая: «А разве пээмом в рулетку играют?..» Так вот, господа, только что на ваших глазах был уничтожен без преувеличения очень эксклюзивный пистолет Макарова. Им можно играть в рулетку. Правда, чуть-чуть с другими правилами.
После этого, как ни странно, гневные вопросы у моих клиентов отпали.
- А из чего же мне тогда стрелять? – робко спросила Татьяна.
- А вы, по-моему, и без оружия прекрасно обходились, - пошутил я, но, увидев в её глазах обиду, сказал: - Димон, отдай подруге пистолет.
- А как же я?.. – надулся очкарик.
- Я! Сказал! Отдай! – Это была тренировка стального тона, под воздействием которого у моего собеседника должны трястись поджилки и отпадать желание вступать в диспут.
Дмитрий сначала стоял без движения, открыв рот и удивлённо выпучив глаза. Затем икнул, медленно повернулся к Татьяне и протянул ей Макаров и два запасных магазина к нему.
Тем временем я достал из кобуры «беретту», из подсумка два магазина к «итальянцу», снаряжённых 9*19 мм патронами, и протянул всё это очкарику.
- Татьяна всё равно вряд ли стрелять будет ввиду своей меланхоличности, но на всякий случай пусть у неё будет оружие. А у «итальянца» ёмкость магазина больше, чем у ПМ. Я надеюсь, ты понял, что это моё? – строго сказал я Дмитрию. – Обращаться с пистолетом крайне аккуратно, затвор резко не дёргать! Быстро, но не резко! А то будет как с ПМ Тани. И когда курок спускаешь, отпускай его сразу, как «беретта» выстрелит. Иначе ударно-спусковой механизм будет заедать. Как в пресловутом пистолете-прыгуне. Всё понятно?
- Д-да. – Дмитрий икнул.
Неужели это мой тон оказал на него такое влияние?..
- Значит так, стрелять только по моей команде! А то выкосите честных бродяг и меня потом на гнилом суку как последнюю падаль повесят. Но если уж явно видите, что перед вами мутант. Не знаю… по очертаниям фигуры человек, но прыгает на четвереньках или щупальца вместо нижней челюсти. И команды от меня нет – вдруг – забыл скомандовать или не увидел угрозы, что маловероятно, тогда стреляйте. Но на каждый шорох в кустах палить не смейте!
- Понятно, – в один голос сказали туристы. По их тону было заметно, что их не слишком устраивает полное подчинение мне – какому-то преступнику, но, по-видимому, желание вернуться домой живыми и здоровыми было сильнее гордыни.
- Да, и ещё… вы, – я показал правым указательным пальцем на Татьяну, а левым – на Дмитрия – и свёл пальцы вместе, – кто друг другу?
- А какая разница? – негодующе спросил Димон, поправляя на носу очки и хмуря лоб. – Личная жизнь каждого из нас не должна вас касаться! Точнее, она вас совершенно не касается! Вы – проводник и уже получили оплату за свою работу, кстати, ещё даже и не начатую! Так что будьте добры заниматься тем, чем вам положено!
- Закончил? – Я терпеливо выждал пламенную речь, направленную против всяческих действий, не входящих в мою компетенцию, которая, как кажется этим двух нахальным туристикам, заключается в том, чтобы тупо и молча вести их к Периметру. – Работу я вообще-то давно начал. Иначе на кой ляд я вам растолковываю, как нужно обращаться с оружием и как идти?! Это одно из главных мероприятий, которое может помочь вам выжить! И вопрос этот очень важен! Если вы любовнички и у вас одна койка на двоих, то хочу сделать важное заявление: если кто-нибудь из вас влезет в неприятную ситуацию и его спасение – риск для других, то мы бросим несчастного. Нет, ну если, конечно, хотите, чтобы хоть один из вас дошёл до Периметра. В Зоне каждый сам за себя.
- Это что ещё за правила такие? – опять возмутился Дмитрий. – Я человек, а не сволочь!
- Это ты на словах такой, - уверил я самоуверенного очкарика. – Я так и не дождался ответа на свой вопрос относительно близости ваших отношений.
- Наши отношения чисто приятельские, - скрестив руки на груди – протест против меня, сказал Димон.
- Хорошо… - пробормотал я, пытаясь вспомнить, что же я забыл рассказать туристам ещё из инструктажа по технике безопасности. – А, вспомнил: вы должны подчиняться абсолютно всем моим приказам, если хотите вернуться домой. В независимости от того, каким бы дурацким не казалось приказание. Даже если скомандую падать на землю, а я за время нашего для вас, так сказать, путешествия наверняка это сделаю, молча подчиняетесь. Если погибните – плакать не буду – вы мне уже заплатили.
- А зачем нам падать на землю? – тут же спросил Дмитрий.
Ну что за человек?! Вместо того чтобы просто сказать «хорошо, я понял», он начинает выпендриваться. Раз проводник сказал – значит, так надо!
Татьяна, словно прочитав мои мысли, пихнула локтём в бок очкарика и сквозь зубы процедила:
- Чего ты хорохоришься как баба?! Раз сказал опытный в этом деле человек, что надо так, значит, на то есть причины!
- Да я… вдруг он… – пробормотал Дмитрий, потирая бок.
- Если ты этой фразой пытался сказать «да я проверял, вдруг он нас запугивает или хочет ещё денег», то смею тебя огорчить: у меня есть темы для размышления поважнее, чем придумывать изощрённый план по выкачиванию с вас денег. Кстати, если они у вас ещё остались в большом количестве, то вы свиньи. В общем, инструктаж по технике безопасности «Как прожить в Зоне хотя бы дольше суток» закончен! Извините, к сожалению, расписаться негде. А надо бы, чтобы вы всё беспрекословно исполняли. Не смею больше загружать вас, уважаемый турист-экстремал Дмитрий, как вам кажется, ненужной информацией. От степени усвоения которой всего-навсего зависит ваша драгоценная жизнь. Коротко повторюсь: оружие всегда держать готовым к неожиданному бою и во всём слушаться ведущего, то есть меня. Строимся так: я, естественно, первый, Татьяна, как самое слабое звено нашего отряда… - я украдкой глянул на Дмитрия, - я надеюсь, идёт за мной. А Димон идёт замыкающим и это значит, что он часто оглядывается назад и следит, чтобы никто не подкрался к нам сзади. Если он, конечно, не хочет, чтобы ему башку откусили. Вопросы есть? – спросил я как в армии и как в армии, не дожидаясь ответа, заключил: - Вопросов нет! Вперёд за мной шагом марш!
Мои ведомые не стали больше противиться, а молча последовали за мной. Я лишь слышал, как от негодования обиженно сопит Дмитрий. Ну что ещё ему надо? Я веду его к Периметру, оружие дал! Может, надо было его понести?..
Категория: КНИГИ -ЖУРНАЛЫ | Добавил: Фреон (18.05.2013)
Просмотров: 214
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Push 2 Check Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP