Регистрация Вход PDA-версия сайта Приветствую Вас Пришедший в Реактор | RSS

Радио Зоны

Плеер Унесённых Сталкером

EBOOK

Фотозона


Категории раздела
КНИГИ -ЖУРНАЛЫ [90]
" Прятки на осевой"



facebook Vkontakte



Реклама

Унесенные Cталкером
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Главная » Статьи » КНИГИ -ЖУРНЫЛЫ » КНИГИ -ЖУРНАЛЫ

Время перемен Антон Смолин-глава 4
Глава 4

До «100 рентген» наш отряд неспешным шагом добрёл за два с половиной часа. Особых проблем с представителями фауны Зоны не возникло, но пару раз пришлось стрельнуть по слепым псам, так и норовящим зайти за спину и напасть сзади.
Я вообще не хотел бы заходить в бар, но нужно всё объяснить Киру и для пущей убедительности предоставить живые доказательства того, что я не струсил идти с ним за «душой», – показать двух туристов. Иначе сталкер обидится и больше никогда не предложит мне работать в паре; два раза за четыре месяца мы с ним уже ходили в подобные рейды за артефактами, которые принесли немалую прибыль.
Но больше всего я боялся, что если в «100 рентген» будет много народу, то липовая весть о том, что я начал водить туристов-экстремалов за деньги на «сафари», разлетится вскоре по всей Зоне, и потом только успевай объяснять, что я этим не занимаюсь, когда мне будут поступать подобного рода предложения…
«Долговцы» пропустили нас на территорию Бара, содрав с каждого человека по пятьсот – итого полторы. Не люблю «Долг» ещё за то, что если у тебя нет дел к руководству группировки или к бармену, – проход платный. Это правило было введено недавно и сколько не бились сталкеры узнать у «долговцев», зачем это надо, те только огрызались в ответ и посылали в дальние эротические путешествия или бормотали всякую несусветную чушь типа «у группировки денег мало осталось, на вооружение не хватает, а кто вас защитит, если не мы?». Чушь, потому что каждый квад «Долга» приносит с очередной ходки столько артефактов, сколько одинокий бродяга вроде меня, и за две недели не соберёт.
- Проходи, не задерживайся, – проворчал охранник «100 рентген», даже не отвлекаясь от чтения журнала «Вокруг Света», когда мы спускались по лестнице в подвал, где располагался непосредственно бар.
В «100 рентген», к счастью, народу было немного, что неудивительно – день всё-таки, все в Зоне. Кир стоял за столиком у дальней стены, вперившись глазами в экран своего ПДА. Да, увидеть его в баре или на привале за другим занятием – большая редкость. Он у нас вроде программиста, всё время сидит в Сети, узнаёт последние новости, общается...
Рядом со входом у столика стояли два незнакомых мне сталкера; один облачён в довольно хороший защитный комбинезон «Берилл», а второй в обычную «Зарю» с заплатками на правом плече и спине. Видимо, наставник со своим учеником. Я сам четыре месяца назад был учеником Миротворца. Он, кстати, уважаемый в сталкерской среде за свою честность вольный ходок с большим стажем. Последний раз я его видел около месяца назад, когда мы случайно встретились на Свалке. С тех пор не видел его и ничего о нём не слышал, но и некролога о его смерти в сталкерской сети не было. Что меня очень радует.
Бармен сидел за стойкой и читал какую-то книгу. Вот и всё, больше никого нет. Зато по вечерам здесь и болту упасть негде.
Я велел ведомым ждать меня у столика, а сам пошёл к Бармену – делать заказ.
- О, Кекль, а ты чего здесь? – удивился Бармен, увидев меня возле стойки. – Ты же здесь совсем недавно был – дня три назад.
- Да так, - уклончиво ответил я, кивая на туристов, - потом как-нибудь расскажу, когда время будет. Им бы, - я снова кивнул на своих ведомых, - сейчас поесть быстренько, да мы пойдём – время!
- А, ну хорошо. Говори, что нужно. Сегодня, кстати, у нас в меню томатный суп, - подсказал мне с выбором основного блюда хозяин заведения.
- Во, две порции супа этого твоего, хлеба, огурчиков солёных и две стопки. А мой спецзаказ принеси в последнюю очередь, чтоб не остыло.
- Ладно, жди. – Бармен положил в книгу закладку и пошёл в подсобное помещение бара.
На обложке книги я прочёл: «Мечта на поражение». Я тоже недавно читал. В принципе, неплохо. Это книга из серии, посвящённой Зоне. Не знаю, кто в основном пишет в серию – то ли те, кто сюда съездил для вдохновения и прочувствовал на собственной шкуре всё коварство Зоны, то ли обычные «бульварные» авторы – нарыли в Интернете информацию, сюжет придумали и сидят, по клавишам долбят, даже примерно не представляя, о чём пишут. Но автор этой книги, конечно, передал атмосферу мира сталкеров на высоте, и явно бывал здесь, а то и жил некоторое время.
Вот уж не думал, что Бармен читает эту серию – мне казалось, относительно неё он скажет что-то вроде «да мне этой грёбаной Зоны и в реале хватает, буду я про неё ещё читать…»
Кир, увидев меня, помахал мне рукой – мол, здорово, подходи! Я в ответ сделал ему знак – «сейчас, только дождусь заказа». Сталкер понимающе кивнул и снова уставился на экран портативного карманного компьютера.
Вскоре Бармен принёс две чашки, наполненные густым томатным супом-пюре, и поставил их на стойку передо мной, затем снова ушёл в подсобку. Я, пока хозяин заведения искал оставшуюся часть заказа, отнёс туристам суп и подставил перед каждым по чашке.
- Сейчас ещё донесу, – пояснил я ведомым и вернулся к стойке.
Бармен вернулся со второго захода и поставил передо мной на стойку тарелку с солёными огурцами, блюдце с хлебом. Затем нагнулся, взял с нижней полки бутылку водки, с края стойки две рюмки, наполнил их прозрачной жидкостью и пододвинул ко мне.
- Всё?
- Пока всё. Слушай, а где Горюн? Он же за официанта здесь всегда был. Чего ты-то бегаешь?
Горюн был когда-то самым обычным сталкером-новичком, «отмычкой», проще говоря. Всех новичков в Зоне называют «отмычками», даже если они таковыми не являются. Есть сталкеры, которые берут к себе якобы в ученики новичка, только что пришедшего из-за Периметра, а на самом же деле ничему они их не учат, а тупо пускают впереди себя, используя как болт. Вот такого новичка и называют «отмычкой». Но так делают далеко не все опытные бродяги – многие вольные сталкеры – люди порядочные – и когда берут новичка в ученики, то действительно учат «зелёных» выживанию в Зоне. Горюну не повезло – его взял «на воспитание» сталкер из первой категории. Конечно, Горюн попал в аномалию – «отмычка» всегда попадает в аномалию (никто же его не учит их определять) – это всего лишь вопрос времени – и «наставник» бросил его помирать. Сталкеру-новичку повезло – аномалия выключилась раньше, чем разорвала будущего официанта на части. Полумёртвого Горюна подобрал квад «Долга»; «долговцы» принесли его Бармену и попросили выходить. С тех пор бывший сталкер-новичок и работает официантом в «100 рентген» – боится, что очередной «учитель» окажется подлым типом, считающий людей расходным материалом. А прозвище бывший «отмычка» получил за то, что постоянно грустил и расстраивался по поводу честности людей.
- Так домой уехал, – усмехнулся Бармен. – Типа в отпуск.
- А-а-а! Дай ещё две ложки, - попросил я и, получив два столовых прибора, сказал, ставя на блюдце с хлебом тарелку с солёными огурцами и беря всё это в правую руку, а две рюмки и ложки – в левую: – Нам бы ещё оружие надо купить. Обрез, например, ну чего-нибудь из дешёвенького и простенького.
- Как жрать закончишь – подходи. – Хозяин заведения пожал плечами. – Хотя можешь и сейчас купить, мне до феньки.
- Не, я-то недавно уже жрал. Кстати, принеси мне какао.
- Тьфу, забыл совсем. – Бармен ругнулся. – Горюн, кидалово, теперь носи я заказы как самый молодой, это в мои-то годы… – по-стариковски пожаловался на свою нелёгкую долю хозяин бара, но затем вспомнил о моём присутствии, смущённо хмыкнул – не мужское это качество – на жизнь жаловаться – и сказал: – Ладно, жди, сейчас принесу.
Я под проницательным взглядом Кира отнёс хлеб, солёные огурцы, и две стопки к столику ведомых, заставил выпить по стопке для вывода из организма собранных радионуклидов, пожелал им приятного аппетита и в третий раз за сегодняшний день подошёл к стойке в ожидании Бармена с особым заказом – кружкой только что сваренного какао.
Какао – это, пожалуй, одно из немногих для меня удовольствий в Зоне. Привычка пить его каждый день у меня выработалась ещё в детстве, когда по утрам мне его варила мама. Не считаю это зависимостью, как, например, от кофе. Но кофе вот как раз можно сварить в условиях Зоны где-нибудь на привале – там много премудростей не надо, а вот для того, чтобы получить хорошее какао, нужно молоко. Можно, конечно, использовать воду или растворимое молоко в виде порошка, но это уже будут помои, пойло для плотей. А где здесь взять настоящее молоко? Коров и коз в Зоне нет, по крайней мере, нормальных, да и мычащих мутантов ни разу не видели. А если и достанешь его – без холодильника пропадёт. Так что насладиться чудесным вкусом горячего шоколада можно только в «100 рентген». Бармен регулярно – примерно раз в три-четыре дня – заказывает за Периметром вместе со всеми другими продуктами – овощами, мясом ещё и молоко. А мясо с овощами затем, что хотя бы этот томатный суп надо из чего-то варить; уж кто варит – не ясно, но прибыль от этого повар имеет большую – иной раз всё отдашь, чтобы отведать чего-нибудь, хоть отдалённо напоминающее домашнюю кухню.
А заказывать молоко Бармен стал именно благодаря мне: когда я первый раз зашёл в «100 рентген», то первым делом попросил у Бармена какао. До сих пор помню, как по залу прокатилась волна хохота, и хозяин заведения со слезами на глазах от натужного смеха сказал мне: «Парень, у нас здесь бар для сталкеров, а не детское кафе». Но чуть позже я подошёл к нему, сунул в руки две тысячи и попросил заказать пару пакетов молока и несколько упаковок какао-порошка. Естественно, Бармен заказал (правда, когда принимал деньги, еле давил в себе готовый вырваться наружу взрыв хохота) и с тех пор за умеренную плату я имею удовольствие вспомнить детство. И никто надо мной больше не ржёт, даже пару человек попросили Бармена тоже сварить им горячего шоколада – конечно, не бесплатно. Хозяин заведения как-то в шутку сказал мне, что если сделает меню бара, то обязательно включит в него какао.
Вскоре Бармен вышел из подсобного помещения – по совместительству кухни – с кружкой в руке, из которой поднимался пар, и веяло дурманящим ароматом.
Я со словами благодарности принял какао и направился к столику Кира. Кира так нарёк его наставник в честь писателя-фантаста Кира Булычева – будущий сталкер «по молодости» в каждом кусте и дереве видел страшного мутанта.
- Это что такое? – недовольно спросил у меня сталкер, когда я подошёл к его столику, опёрся об него и стал маленькими глотками пить горячий шоколад. – Ты что, взялся научников по Зоне водить? – Он кивнул на моих ведомых, с аппетитом уплетающих нехитрый обед. – Жить надоело? Они же тебя заведут, чёрт знает куда!
Я сделал глоток горячего какао и аж зажмурился от удовольствия.
- Это не научники, - после напряжённой паузы ответил я. – Это туристы. Их проводник кинул посреди Зоны, я их подобрал и за умеренную плату взялся вести к Периметру.
- А как же наша ходка за «душой»? – насупился приятель. – Мы же договаривались…
- Ну, если хочешь, давай вместе поведём этих двух, я с тобой поделюсь деньгами, которые мне туристы дали, не жадный. Вдвоём за ними даже легче уследить. А потом от Периметра сразу пойдём на Армейские склады.
- Э-э, нет! Я порядочный сталкер – раз ты взялся за эту работу и часть её уже выполнил, то я не буду мешаться.
- Если хочешь, могу с тобой не делиться. – Я хитро улыбнулся. – Тогда пойдёшь?
- Нет, Кекль, не выйдет! Ты их доведи, а потом возвращайся сюда, я тебя здесь буду ждать. Уж, поди, ничего «душе» не сделается.
- Не понимаю, почему ты отказываешься. – Я недоумевал – насколько мне известно, Кир пришёл сюда за деньгами и потому не стал бы отказываться от них – ничего не стоит вдвоём, взяв их «в клешни», довести напуганных, а значит, послушных туристов до Периметра.
- Ты знаешь. – Приятель, навалившись грудью на стол, склонился ко мне поближе и заговорил шёпотом, словно собирался рассказать свой самый большой секрет. – Сейчас что-то в Зоне творится такое…
- Что ты имеешь в виду? – Чтобы ничего не прослушать, я даже поставил кружку с какао на столик, грубо сколоченный из каких-то деревянных ящиков.
- Сам посуди: ты когда-нибудь слышал, чтобы на Кордоне обитали кровососы?
- Кровососы? – Моё удивление было неподдельным. – А какого?..
- Ты чего, брат, в Сеть не заходишь? Ты посмотри, там же всё ясно написано и сомневаюсь, что это враньё – вчера на Периметр со всей Зоны хлынула волна мутантов, как после выброса. Военные еле отбились. Сегодня с утра весь Кордон с вертолётов пулемётами и «Вулканами» перепахали, чтобы уничтожить мутантов и предотвратить второй наплыв.
- Слушай, а ведь правда… – Я стал вспоминать события сегодняшнего дня и заметил некоторую странность. – Сегодня в коллекторную трубу, где я ночевал, зомбак чуть не запёрся. К счастью, на растяжке у входа подорвался. Когда это зомбированные так свободно по Янтарю бродили? Они же только рядом с этой пси-установкой и пасутся. А потом, когда мы шли через «Лабиринт Смерти», с того же Янтаря снорки выползли и нас хотели атаковать. К счастью, мы успели выбраться из «Лабиринта», прежде чем эти упыри в противогазах в аномалии на краю туннеля запрыгнули… А как только цепная реакция закончилась, с Диких Территорий псевдособаки под управлением чернобыльца на нас кинулись. Мы отбились только благодаря тому, что на пси-собаку кровосос напал. Я со столькими порождениями Зоны даже за целый день не встречался, а сейчас только обед… Слушай, а правда что-то с Зоной творится. Словно третий взрыв грядёт…
- Ну-ну, - прервал меня Кир. – Не каркай, знаешь ли, мысль материальна.
- Да, точно. – Я в задумчивости отхлебнул какао. Даже его вкус теперь не действовал на меня успокаивающе и умиротворяюще.
- Я бы вообще тебе не советовал никуда идти, - серьёзно сказал Кир. – Опасно! Вряд ли третий взрыв, но вот сильнейший выброс ни сегодня – завтра может бабахнуть.
- Как это мне не идти? – опешил я. – Я и деньги уже взял, и надежду туристикам дал. Мне что, им в «Подсобке» за свой счёт номер снимать?
- Дело твоё. – Кир пожал плечами и снова уткнулся в ПДА. – Я бы на твоём месте не пошёл. Жизнь дороже всяких денег.
Чёрт! Я залпом допил порядком остывший какао и отставил кружку от себя.
В этот момент со стороны улицы послышалось шарканье. Все посетители бара повернули головы на вход.
Через несколько секунд на проходе появился сталкер грузной комплекции. Он был облачён в обычный сталкерский костюм с вшитыми между слоями ткани спереди и сзади кевларовыми пластинами; за его спиной болтался автомат «Абакан». Это Рейсер. Не знаю, за что он получил кличку, – спрашивать как-то неприлично – пусть и не у самого человека, – но, наверное, за то, что раньше участвовал в гонках, а возможно, и в нелегальных ночных заездах.
Рейсер обвёл взглядом зал. Когда сталкер увидел Татьяну, он выпучил глаза, поморгал, словно ему привиделся контролёр и направился к стойке, не отрывая взгляда от девушки. Ещё бы – в Зоне очень редко можно встретить хотя бы одну женщину (притом Татьяна довольно симпатичная), чаще в барах – они там работают стриптизёршами… Есть и такие женщины, которые хотят доказать, что они лучше мужчин в роли сталкеров. Идут в Зону, но, естественно, в первые же дни гибнут.
Сталкер подошёл к Бармену и что-то тихо ему сказал. Хозяин заведения кивнул, отложил книгу в сторону, поднял верх стойки и жестом пригласил Рейсера за собой в подсобку. Наверное, сталкер хочет сдать Бармену хабар, и сейчас они будут договариваться о цене.
- Ну так что, - продолжил я прерванный появлением нового посетителя разговор, - договорились? Я доведу туристов до Периметра, потом вернусь, и вместе пойдём за «душой»?
- А, так ты всё-таки пойдёшь?! Экий жадюга! Ладно, спасибо, возьму на заметку.
- Да ты меня не так понял!! – Меня взбесило то, что приятель обвинил меня в жадности к деньгам, присущей разве что мародёрам и убогим, которые кроме материальных богатств ничего в жизни более не ценят. – Точнее, я не так выразился. Извини. Я хотел сказать, дождусь, когда выброс и гон закончатся, тогда и пойду. Все эти волнения фауны и флоры Зоны, всплески аномальной активности – предвестники мощного выброса. Зоне в этот раз хорошая чистка нужна.
- А, ну это здравое решение! Если твоё предложение всё ещё в силе, то можно я тогда с тобой пойду?
- Можно, конечно. А чего плёл про какую-то порядочность? Мог бы сразу сказать, что трусишь со мной идти, пока всё в Зоне не успокоится.
Приятель хотел что-то ответить, даже открыл рот, но потом передумал.
Вдруг бар знатно тряхануло, лампы на потолке со скрипом закачались, и с улицы донёсся раскат. Но не грома. Это главный предвестник выброса.
- Во фортануло, - поражённо сказал приятель. – Сейчас выброс пройдёт, и пойдём сразу. Или прямо сейчас пойдём? – Сталкер хитро мне подмигнул.
- Ты знаешь, - задумчиво начал говорить я, - до начала выброса интуиция мне напевала про безопасность пути. Обычно, когда что-то нечисто, у меня появляется такое ощущение дискомфорта. Например, с месяц назад, когда я шёл близ Рыжего леса, я решил срезать путь, тем более что аномалий на той узенькой тропинке не было видно. В общем, пройдя метров пятьдесят по вытоптанной зверьём тропке, мне словно раскалённое остриё копья в задницу вставили. С каждым шагом вперёд ощущение беспричинного животного ужаса внутри меня возрастало. И тогда я вернулся на основную дорогу. Чувство дискомфорта сразу же прошло. А через минуты две по той тропке стая слепышей погнала впереди себя огроменного кабана. Вот так-то! Меня бы этот кабанчик на клыки поддел и не пёрнул. Это только один случай, я тебе его рассказал для наглядности. А пока нас не тряхнуло, я не ощущал никакой внутренней напряжённости. Замечу, это чувство никогда меня не подводило. Не знаю, что это, – то ли интуиция, то ли сталкерское чутьё, то ли предчувствие возможной смерти. Но меня беспокоит тот факт, что это чувство внутренней опасности молчало. И сейчас тоже. Как думаешь, неужели оно притупилось?
- Понятия не имею. – Кир недоумённо пожал плечами.
Меня серьёзно это обеспокоило. Как так? Неужели теперь я не буду чувствовать близкой опасности? Интуиция у меня была хорошо развита и на Большой земле, со временем в Зоне она только заострилась…
Зал снова тряхнуло, две лампочки замигали, немногочисленные посетители «100 рентген» беспокойно загудели, достали свои карманные компьютеры – наверное, хотели написать своим приятелям, накануне отправившимся в рейды. Да, не завидую я тем, кто сейчас находится в Зоне вне укрытия. Судя по поведению мутантов в последнее время, выброс будет нешуточным и в разы сильнее обычного. А это значит, что и не каждое укрытие оправдает надежды его хозяина и аномальная энергия не превратит того в зомби.
У меня резко расфокусировалось зрение, предметы и люди потеряли свои контуры. Пару секунд – и я стал снова нормально видеть. Это реакция на выброс. К слову, у каждого человека она тоже разная. У Кира, насколько я помню, живот болит.
- Ох ёшь! – взвыл мой приятель, сгибаясь в три погибели.
Точно, живот у него во время выбросов крутит.
- Кекль, - просипел Кир, - извини, но я выйду, – и кинулся в сторону туалета.
Я про себя пожалел приятеля – это ж надо – раз в неделю (это если выбросы по плану, а может быть и чаще) кишки словно бодибилдер выкручивает. Этот выброс, кстати, внеплановый, он должен был быть через три-четыре дня.
Дверь из подсобки распахнулась, и оттуда вышел улыбающийся во весь рот Рейсер – видимо, сделка по сдаче собранных в очередной ходке артефактов, заключённая с Барменом, оказалась для него удачной в плане денег. Вдобавок он держал в руке бокал с пивом.
Следом за сталкером вышел Бармен, закрыв дверь в подсобное помещение на ключ, который сразу же положил во внутренний карман своей кожаной жилетки. Он, в свою очередь, судя по лёгкой походке, тоже был доволен сделкой. Подойдя к своему месту за стойкой, хозяин заведения уселся на стул и продолжил чтение книги.
Рейсер же направился к столику рядом с моими клиентами. Он, не отрывая взгляда от Татьяны, подошёл к ней сзади и смачно хлопнул ладонью по части тела ниже спины.
Ух ты! А вот это уже хамство! Я поручился за безопасность туристов и в обиду их не дам! Тем более у меня есть мужское самолюбие, которое против такого обращения с девушками. И всё равно, что этот громила почти в полтора раза больше меня. Зато падать будет больнее и громче. Я уверенной походкой направился к Рейсеру, попутно наблюдая за его действиями.
Когда Таня развернулась и что-то возмущённо крикнула сталкеру в лицо, тот откинул голову назад и заржал. Конь долбанный! Дмитрий решил погеройствовать – подошёл к Рейсеру и что-то ему с негодованием сказал, хмуря лоб. Здоровяк бекнул «иди в жопу» и толкнул очкарика в грудь. После этого наш «герой» сразу как-то сник и отошёл назад. Мужчина, итить!
Я подошёл к бугаю, продолжающему домогаться до девушки, и положил ему руку на плечо.
- Избушка-избушка, повернись ко мне передом.
Рейсер вмиг заткнулся, зло засопел и исполнил мою просьбу.
- Те чё? – взревел он. – Не видишь, недоносок, что я с девушкой общаюсь?
- Ты не общаешься, ты нагло домогаешься! Отошёл отсюда!
- Те чё, жить надоело?! – брызжа слюной, небрежно вопросил Рейсер. – Щас ты сам отсюда свалишь, причём не уйдёшь, а улетишь, прямиком башкой в стену.
- Я пока снова прошу по-хорошему, - терпеливо сказал я, начиная закипать.
- Просишь! – взревел громила, - я тебе одолжений делать не буду! Тебе вообще какое дело?
- А есть мне дело – они со мной. – Я обвёл рукой столик туристов.
- Ну и чё? – ничуть не смутился Рейсер.
Как же я ненавижу подобные разборки. Бывает, приходишь с рейда уставший как псевдособака, хочешь отдохнуть от всех этих мутантов, дать отдых мозгу, усердно искавшему аномалии, а какому-нибудь безмозглому типу нужно непременно привязаться. Было бы поменьше таких, как Рейсер…
- Слышь, животное похотливое, - сквозь зубы процедил я, сжимая кулаки, - я в последний раз по-хорошему прошу тебя уйти. Тебе чего от девушки нужно? Тебе шлюх из «Шти» мало?
Лицо Рейсера после этой моей фразы стало красным, как помидор, крылья его носа раздувались так, что казалось, будто сейчас сталкер взмоет в воздух, пробьёт головой потолок и улетит в гости к зелёным человечкам. Он отставил на столик бокал с пивом, засучил рукава и сделал огромный шаг в мою сторону.
Я едва успел отпрыгнуть назад, иначе бы здоровяк просто смёл меня грудью. Неужели этот безмозглый качок собрался драться прямо здесь? Я же ему предлагал уйти, а не драться. Я, конечно, знал, что он попрёт на рожон, но явно переоценил его умственные возможности – он мог бы догадаться хотя бы на улице разобраться. Ах, выброс же, никуда мы не смогли бы уйти из бара. Рейсер, тупой идиот, ну зачем именно перед выбросом-то было к Татьяне приставать?.. А я же не мог просто стоять и смотреть, как он её домогается!
«Долгу» наплевать – выброс не выброс, они нас обоих за драку отсюда выгонят и никогда больше на территорию Бара не допустят. И это в лучшем случае. А в худшем для нарушителей устоев бара предусмотрено наказание в виде схватки на Арене. Ещё бы – «Долг» – полувоенная группировка, а значит, дисциплина в ней армейская. И они не потерпят на вверенной им территории нарушения законов. Не люблю Арену. Нет, я её презираю! Вся суть этого заведения в том, чтобы люди убивали друг друга на потеху публике. Кто-то там говорил про то, что, якобы в декабре двенадцатого года должен был наступить конец Света. Сегодня уже май тринадцатого и, как можно догадаться, всемирный капут не наступил. Но конец Света придёт не на Землю, не из Космоса, он зародится на Земле. Точнее, уже зародился. Ведь люди – не животные, Создатель наделил нас разумом для чего-то. А мы опустились даже ниже зверей – убиваем себе подобных ради забавы. Животные если и убивают друг друга, то для того, чтобы питаться. Это пищевая цепочка, закон природы. А то, что происходит на Арене, – полная деградация если так будет продолжаться, то скоро люди сами себя сожрут – просто так, для остроты ощущений. Короче, на Арену я, мягко говоря, не рвался. Посему решил попытаться уладить словесную перепалку, уже начавшую плавно переходить в драку.
Но ничего предпринимать мне не пришлось, потому что за спиной Рейсера вдруг возник Бармен. Да, именно взял и возник. Будто материализовался из воздуха. Как хозяину заведения удалось выйти из-за стойки, не скрипнув дверцей, передёрнуть затвор дробовика и бесшумно приблизиться к нам, на секунды две стало для меня загадкой, но потом я понял, что мы были слишком увлечены перепалкой между собой и ничего вокруг не замечали.
Хозяин заведения незамедлительно приставил ствол дробовика к затылку сталкера.
Здоровяк сразу же остановился и ещё громче засопел. Но потом его лицо распрямилось, и в глазах мелькнул испуг – вспомнил, дебил конченный, кому здесь разрешено оружием размахивать.
- Вы чего здесь устроили, а? – вопросил хозяин заведения. – Совсем нюх потеряли?..
Наверху снова прогремел раскат, и на территории Бара запоздало взвыла сирена, предупреждая и «долговцев», и вольных бродяг о приближающемся выбросе.
Внезапно у меня поплыло зрение, Рейсер, нависающий надо мной, превратился в одно большое белое пятно. Закружилась голова. Меня повело назад, и я предотвратил падение, чудом ухватившись руками за столик, что справа. Чёрт! Никогда так плохо во время выбросов себя не чувствовал! Неужели этот такой сильный… Ну вот, теперь и одышка появилась, как при астме… А я ещё драться хотел…
Я почувствовал, как кто-то ухватил меня под руки, и затем я провалился в беспамятство.

* * *

Очнулся я в каком-то маленьком полутёмном помещении. Над головой из-под пыльного абажура тускло светила лампочка. Где-то совсем близко гудел старый холодильник – уж этот натужный звук ни с чем не спутаешь. Я лежал на твёрдой, но ровной поверхности. Кровать, что ли?.. Где я?.. Дома? А Зона – всего лишь плохой сон?
Я резко подскочил, но, сразу же почувствовав слабость, снова упал на кровать. Теперь я точно уверился, что это именно она. Я глянул вправо. Там, вплотную к одноместной кровати, стоял низенький холодильник «ЗИЛ», наполняя помещение ровным монотонным гулом. На боках старой техники облупилась краска, в некоторых местах была ржавчина.
- Кекль, вы как? – раздался знакомый голос слева.
Я глянул туда. У кровати на стуле без спинки сидел Дмитрий. Вот уж кого не ожидал увидеть у своей кровати. Хе-хе!
Лицо туриста излучало беспокойство и в то же время радость.
- Очкарик, я где?
- В комнате у Владимира Николаевича. Он любезно позволил положить вас здесь, когда вы потеряли сознание.
Потерял сознание?! Ах да, точно, во время выброса.
- Кто такой Владимир Николаевич? – В Зоне не принято называть друг друга по настоящим именам, а тем более по отчеству. И на «вы», кстати, тоже.
- Бармен, - с таким возмущённым видом ответил Димон, словно я его спросил, не вступал ли он когда в половое общение с мужчинами.
- А-а… Сколько время? – На запястье у меня не было ПДА, хотя я точно помню, что именно туда в последний раз и закреплял карманный компьютер.
Очкарик встал, подошёл к маленькому столу, накрытому клеёнкой, стоящему напротив кровати, у другой стены комнаты. Взял в руки лежащий на столе ПДА – мой, кстати, – и разблокировал клавиатуру.
- Пятнадцать ноль одна.
Значит, я провалялся в отрубе всего минут тридцать пять, не больше. Да, раньше со мной подобного не случалось. И на выбросы я стал так реагировать и его приближения не чувствую. Если так будет продолжаться, я вообще в Зоне жить не смогу.
- Кстати, Татьяне тоже плохо стало, но сознание она не теряла, - зачем-то сообщил Димон.
- А что с Рейсером-то?
- Да как выброс закончился, Владимир Николаевич его и выгнал. Сказал, мол, я много терпел твои наглые выходки, убытки, но только потому, что ты приносил мне хороший хабар. Теперь, значится, мне это надоело и я даже ради дорогих артефактов не намерен это терпеть. Чтоб духу твоего здесь не было!
- А про меня что сказал? – настороженно спросил я, но сразу же понял, что со мной Бармен решил так не поступать, как с Рейсером – иначе с его стороны было бы глупо класть меня в своей комнате как в больницу с намерением позже выгнать из бара навсегда.
- Да ничего, - пожал плечами Дмитрий. – Но сказал, что как очухаешься, чтоб уходил отсюда.
У меня на сердце похолодело. На мгновение я разочаровался в умственных способностях Бармена.
- Из комнаты в смысле, - добавил очкарик.
- Фух! Меня чуть инфаркт не хватил, дубина! Мог сразу сказать.
- Кекль. – Димон не обиделся на «дубину», - а что такое «хабар» и «артефакты»?
- Потом, всё потом, - пробормотал я, слезая с кровати.
Я прицепил на запястье карманный компьютер, нашёл глазами автомат, лежащий на стуле. Проверил наличие запасных магазинов, ножа. Всё на месте. Ха! Стал бы Бармен у меня что-то воровать. Смешно, ей-богу. Судя по тому, сколько народу здесь каждый вечер толчётся, можно смело сказать, что Владимир Николаевич – очень богатый мужик. Конечно, часть денег из его выручки идёт в копилку «Долгу» – за снятие в аренду подвала, в котором и расположен «100 рентген». Ещё немного – повару и Горюну. Итого около половины только Владимиру Николаевичу. Но Бармен здесь давно и тратиться ему не на что, так что скопилось у него… много, в общем.
Проверка снаряжения – это скорее привычка, чем недоверие к хозяину заведения. Взял с пола у кровати рюкзак, одел и по привычке попрыгал. Посмотрел на Дмитрия. Очкарик внимательно следил за моими действиями, словно ученик на доску, пытаясь запомнить всё, что на ней написано, прежде чем преподаватель сотрёт все записи.
Я прошёл мимо туриста к двери и повернул ручку.
Из бара ушли наставник с учеником, что стояли за столиком около входа, так что народу здесь теперь было очень мало – естественно, Бармен, Кир, уже очистивший свой кишечник, и Татьяна за тем столиком, за который я с самого начала поставил туристов.
Я велел Дмитрию идти к Татьяне и подождать, пока я закончу все дела. Первой остановкой была стойка Бармена.
- Привет, Владимир Николаевич! – поприветствовал я, подходя к стойке.
Хозяин заведения недоумённо поднял бровь, затем на его лице промелькнуло понимание, и он покачал головой:
- Вот болтун, а, я ж так сказал. Ладно, чего ты вырубился-то? Метеозависимый?
- Да нет, не зависимый. Спасибо, кстати, за то, что у себя положил. Хоть как человек на кровати полежал. А насчёт потери сознания я сам в удивлении, никогда такого во время выбросов раньше со мной не случалось. И вообще я всего один раз в жизни сознание терял – когда меня куча дебилоидов на Большой земле окружили… не важно, короче. А что это тебе Рейсер за хабар такой приносил, что ты ради него готов был даже терпеть убытки?
- Он приносил как раз те артефакты, которые мне были нужны. Давал я задание, например, новичку какому-нибудь. Именно новичку, потому что многие опытные сталкеры за такое браться не будут – считают неприбыльным делом мелочёвку мне носить. Например, «ломоть мяса» принести…
- Наслышан, да, - кивнул я.
- Ну так вот: даю я новичку подобное задание, а от него, от человека, имею ввиду, потом ни слуху, ни духу. Зато Рейсер приносит мне именно то, что я попросил у тех новичков. И не только это. Вот потому и терпел я его.
- Ясно. А как новичков звали тех? – Я спросил это скорее для поддержания разговора, чем из настоящего интереса.
- Да их всего двое было. А, нет, недавно третьего за «кровью камня» послал. Странно, что новички и без наставников ходят по Зоне. Хотя чего удивляться – скоро от гордыни люди совсем раздуются. Первого нанимателя звали то ли Киселём, то ли Компотом, плохая память у меня на такие подробности. Второго вроде Ландышем. Хе-хе! А третьего хоть пытай – не вспомню. К сожалению, никто из них мне не принёс заказ.
- А некрологов об их смерти не приходило? – как бы между прочим спросил я.
- Да почём я знаю, - вздохнул Бармен, - я в Сеть никогда не захожу, ничего там полезного нет, сплетни одни.
- Как думаешь, а почему они тебе заказ не несут?
- Да мало ли… Может, банально передумали, может в пасть к мутантам или в аномалию попали. В конце концов, на Свалке постоянно мародёры ошиваются. Знаю, если подумать, то напрашивается вопрос: «А не Рейсер ли новичков тех замокрил и артефакты, что они мне несли, сам мне принёс?» Может, и так. Но, как говорится, не пойман – не вор. Да и я надеюсь, что среди сталкеров нет гадин, способных на такое.
- Ладно, спасибо, - поблагодарил я хозяина заведения за информацию. – Я же к тебе не болтать, а по делу подошёл. Ты только сейчас не ругайся, ладно?! Можно у тебя на время оружие взять?
- Напрокат, что ли?
- Да, напрокат.
- Э-э, нет, тут тебе не библиотека, Кекль. Вот, не приведи Господь, случится с тобой что, а кто мне оружие вернёт?
Результат ожидаем, но не мог не попытаться.
- Тогда покажи мне, пожалуйста, обрез, потом мне нужны заряды к нему и любой простенький детектор аномалий.
- Хорошо, пошли, покажу. – Бармен взял со стойки ключ, положил в книгу закладку и направился к двери подсобного помещения.
В подсобке «100 рентген» стоял полумрак, лишь одна лампочка освещала большое помещение, в котором стоял холодный воздух. От которого, если он касался голых участков кожи, по телу пробегали мурашки.
Я далеко не в первый раз оказался здесь, но в очередной раз поразился, сколько тут много дверей, ведущих то в «Оружейную», то на кухню, то ещё куда-то. Сам же, можно сказать, коридор играл роль склада – здесь было много мешков с овощами, два таких же, как в комнате у Бармена, «ЗИЛА», в которых, надо полагать, стоят кастрюли с тем же томатным супом, молоком. Странно, кто здесь прорыл целую систему для содержания «ресторана»? Сомневаюсь, что в обычном подвале заводского здания с самого начала было столько помещений. Это ж сколько денег надо было вбухать, чтобы оборудовать и достроить всё это. Однако, видимо, затраты оправдали себя.
Бармен подошёл к дубовой двери, на которую был приклеен тетрадный листок с надписью «Оружие». Отпер дверь и, зайдя в помещение, щёлкнул по выключателю. «Оружейную» осветила одна слабая лампочка. Само помещение было заставлено стеллажами с оружием. На них были два автомата «Абакан», две снайперки ИЛ-86, три обычных «калаша», дробовик «Чейзер-13» и обрез охотничьего ружья. По углам наставлены столы с разложенными на них пистолетами, гранатами, медикаментами, различным снаряжением вроде детекторов и пачками патронов.
- Выбирай. – Бармен ушёл с прохода, дабы я мог подойти к стеллажам.
- А оружие не заряжено? – спросил я. – А то спуск проверить хочу.
- Ага, стал бы я заряжать, чтобы меня того… – лаконично ответил хозяин «100 рентген». – Давай, выбирай, но не копайся долго, чай, не одежду жене покупаешь.
Я подошёл к стеллажам, взял в руки обрез. Вроде внешних повреждений нет, ударно спусковой механизм тоже в норме.
- Я возьму это. – Я показал Владимиру Николаевичу двуствольный дробовик.
Бармен кивнул и указал рукой мне на стол с патронами, ускоряя процесс покупки – хочется почитать, а ему сегодня так и не дают.
Для обреза я взял коробку на сорок зарядов, самый простенький из всех имеющихся детектор аномалий «Отклик» и ещё решил захватить одну полупустую коробку патронов к своему АКСУ – боеприпасы в Зоне лишними не бывают.
Повесив обрез за ремень на плечо, распределил патроны и детектор в разные руки и сообщил Бармену о завершении поисков нужных мне вещей.
- Ну, давай, считай мне всю еду и амуницию, - попросил я хозяина «100 рентген», когда он оказался за стойкой, я – перед, а всё выбранное мной в «Оружейной» – на ней.
Бармен достал из бокового кармана жилетки маленький калькулятор, включил и, нахмурив лоб, – явный признак задумчивости – стал складывать цены.
- С тебя, Кекль, две тысячи пятьсот семьдесят рублей, - сказал он итоговую сумму за все совершённые мной за сегодняшний день в баре заказы и покупки.
- Это по-человечески, - сказал я, отсчитывая из солидно толстой пачки денег нужную сумму. – Я думал, больше будет.
- Что ж я зверь какой, - буднично отозвался Бармен, принимая от меня бумажные купюры и складывая их в жилетку, - брать с человека деньги за то, что он сознание потерял, вследствие чего я его к себе в комнату положил. Нет, я не настолько жадный. – Хозяин бара украдкой посмотрел на меня, заговорщически улыбнулся и добавил: – Но и не настолько бедный.
Рассчитавшись, я взял купленные вещи и прошёл к столику своих ведомых. Положил на него коробку патронов для дробовика, детектор и с глухим звуком на стол лёг обрез.
- А это зачем? – Дмитрий обвёл пальцем всё добро, которое я только что положил на их столик.
- Вам это. В данный момент вы плохо экипированы и я решил немного потратиться, чтобы если что был хотя бы шквал огня, про точность стрельбы я уж не говорю. Так, ждите здесь, я скоро, - и направился к столику Кира.
- А мы что, не сейчас пойдём? – бросил дурацкий вопрос мне в спину очкарик.
Я развернулся, посмотрел на него уничтожающим взглядом (по крайней мере, я его таковым считал) и собирался произнести гневную тираду, но передумал и лишь только сказал:
- Решения ведущего, как вы должны помнить, не оспариваются, - и пошёл к столику приятеля.
Совсем дебил он, этот Дмитрий, что ли? Хотя грех его винить – видимо, о Зоне он ровным счётом не знает ничего и потому не в курсе, что через час после выброса от ЧАЭС к Периметру идёт волна мутантов; это явление называется «гон». Во время гона все сталкеры либо в барах отсиживаются, либо в надёжных убежищах вроде подвалов и погребов. Отбиться от волны мутантов шириной где-то в полкилометра и длиной больше раза в три – одиночке, мягко говоря, не под силу. Да даже двадцати человекам (даже если у каждого по пулемёту Калашникова и к нему тысяча патронов) это не удастся, потому что там не только слепые собачки да кабанчики, а ещё и химеры, изломы, контролёры и псевдогиганты – пожалуй, самые опасные монстры Зоны. Такая волна просто сметает всё на своём пути, не оставляя шансов даже строениям, выдерживающим самые мощнейшие выбросы. Причём гон – это не одна такая волна мутантов, этих «волн» четыре-пять – мутанты сгруппировываются в несколько «легионов» и идут в разные стороны от ЧАЭС.
- Ну, как мультики посмотрел? – съехидничал Кир, когда я подошёл к его столику.
- А ты за собой хорошо смыл? – огрызнулся я. – А то Бармен озлобится, когда толчок будет отмывать, и станет тебе цены за арты заламывать…
- Очень смешно, - отозвался сталкер. – Ты, кстати, пойдёшь мутантов со стены стрелять, когда гон будет?
- Нет, спасибо, чего-то мне неохота. Слушай, ты же в Сети много сидишь, все новости знаешь?..
- Ну да, - кивнул Кир, не понимая, к чему я это спрашиваю.
- А не было ли случаем за последнее время некрологов о смерти новичков Компота или Киселя и Ландыша?
Мой приятель нахмурил лоб, закатил глаза кверху и почесал подбородок. Затем просиял и сказал:
- Да, недели две назад пришёл некролог о смерти сталкера Киселя, причина – огнестрельное ранение.
- А место гибели?
- Свалка. А насчёт Ландыша… не помню точно, но, по-моему, деньков пять назад пришёл некролог о его смерти. Причина и место те же, что и первого, то бишь Киселя.
- А ещё не погибало новичков на Свалке от огнестрела?
- Извини, но если человек регистрируется в Сети, то он официально сталкер, хоть два дня он в Зоне, хоть пять лет. Но вроде вчера было оповещение о гибели некоего Киля, как и в двух других случаях причина – огнестрел, место гибели – Свалка. А зачем тебе это? А! Думаешь, кто-то методично отстреливает новичков?
- Я не думаю, я уверен. И, кажется, я знаю, что это за гнида…
- Да-а? – протянул Кир. – Скажи, кто! Мы эту сучару на гнилом суку у блокпоста повесим!
Я неуверенно посмотрел на приятеля, желающего узнать то, что мне известно по этому поводу. Но вдруг это не Рейсер убивает новичков на Свалке? Что тогда? Обвинить в таком подлом деянии человека, если он его не совершал, – очень серьёзный проступок, за который обвинённый вами и невиновный может запросто вызвать вас на Арену. Я уже уточнял, почему терпеть не могу это место, и потому не торопился озвучить Киру свой ответ.
- Извини, но пока я не могу сказать. Точно не уверен.
- Но ты же сказал, что знаешь…
- Информация неточная, есть много совпадений, но это ещё ничего не доказывает.
Совпадений и вправду много: например, кто может так подло отстреливать новичков, причём за грошовые артефакты? Мародёр, конечно. Человек безо всякой жизненной морали и, как бы это банально не звучало, без совести. А у любого мародёра поведение и замашки, мягко говоря, не самые благородные. Рейсер ведёт себя очень уж подозрительно – нагло домогается до девушек, разговаривает на бандитском жаргоне, устраивает дебоши. И это не говоря уже о том, что он приносит Бармену именно те артефакты, что тот просил у новичков. Так что можно смело предположить, что Рейсер – тот, кто подло отстреливает сталкеров-новичков. Предположить, а не орать на каждом углу. По крайней мере, пока не будет исчерпывающих доказательств – видео или фото, например, а ещё лучше увидеть мародёрства Рейсера собственными глазами.
- Ты не передумал, точно идёшь со мной? – спросил я Кира.
- Точно! Так, - он глянул на экран ПДА, - скоро гон будет здесь, минут через тридцать. Я пока пойду, место на стене займу и поболтаю с кем-нибудь.
- ОК! – кивнул я. – Только как гон через Бар пройдёт, сразу выдвигаемся. Если что, ждать тебя не буду.
- Не мандражируй, всё будет норм. – Приятель ободряюще похлопал меня по плечу, подхватил свой рюкзак и пошёл к выходу из «100 рентген».
Я остался в баре. Тоже мне удовольствие – сесть на стену, свесив ножки вниз, и отстреливать мутантов, бегущих по направлению к Периметру. Нет, увольте, не люблю излишнюю жестокость. В Зоне ладно, ты защищаешь свою жизнь, отстреливая напавших на тебя хищников. Всё равно мутанты к Периметру бегут, пускай хоть военные поработают, а то только и знают, что честных бродяг ловить да грабить. Вон, пусть «долговцы» мутантов стреляют, это их прерогатива и главная цель – искоренить Зону и всё что с ней связано. Вот пусть и искореняют, а в данном случае вернее сказать – пытаются и тешатся своей липовой властью. А мне, вольному бродяге, не охота патроны переводить, пусть даже мне их и «Долг» даёт – всем желающим по одному рожку – и вперёд на стену. Всё равно смысла в этом мероприятии нет – там столько зверей, что глаза разбегаются и прицелиться ни в кого нормально толком не удаётся – всё быстро мельтешит, движется, непонятно, где чья лапа, голова или хвост. Так можно только ранить десяток мутантов, и то не смертельно. В общем, толку никакого.
Я подошёл к столику ведомых, с нетерпением переминающихся с ноги на ногу.
- Значит так, господа адреналинщики, распределим меж вами оружие так: Димон, вернёшь мне мою «беретту»… Не здесь же! Потом, когда попрошу. В общем, вернёшь пистолет и возьмёшь обрез. Зарядишь его, когда уйдём с территории Бара. Надеюсь, знаешь, как с ним обращаться?
- Да, - недовольно ответил турист. – Послушайте, Кекль, а разве мы вам не заплатили? Почему вы не ведёте нас, чего ждёте?
Я закатил глаза к небу, глубоко вдохнул и выдохнул, чтобы не раздражаться от дурацких вопросов Дмитрия.
- Если я вам объясню, то вы не будете в течение тридцати-сорока минут, что мы ещё будем находиться здесь, спрашивать меня об этом?
Очкарик, немного подумав, кивнул.
- Тогда слушайте: совсем недавно закончился выброс, а после этого явления от Чернобыльской атомной электростанции по направлению к Периметру идёт волна мутантов. Это явление называется «гон». Не дай бог оказаться на пути гона – звери сомнут и не извинятся. Как бы вам нагляднее объяснить, что такое гон… Помните снорков, кровососа, чернобыльского пса и псевдособак? – придумал удачный пример я. И, не дожидаясь ответа, так как такое сложно было забыть да ещё в такие короткие сроки, сказал: – Вот представьте себе, что на вас несётся сотня снорков, пятьсот псевдособак, тысяча кровососов и ещё пара сотен чернобыльцев. – Конечно, количество мутантов каждого вида я во много раз увеличил, чем есть на самом деле, но это произведёт лучший эффект и – сто процентов – туристы не будут спрашивать меня снова и снова, почему мы никуда не идём. Точнее, не будет спрашивать очкарик, Татьяна молча стоит и не возникает.
Сначала Дмитрий ухмыльнулся и недоверчиво посмотрел на меня, но потом представил что-то в уме, нервно сглотнул и, спрятав взгляд от меня, уставился в поверхность стола, так как в глазах у него читался явный страх и он не хотел, чтобы я это увидел. Ошибаешься, Димка, я уже всё давно заметил.
- Так-то… Кстати, с нами пойдёт ещё один человек, - поставил я ведомых в известность. Опять же пока Дмитрий испуган, чтобы потом не возникал. – Не беспокойтесь, платить я ему буду из тех денег, что уже получил от вас. Ну, раз, времени у нас ещё как минимум минут тридцать есть, то, может, расскажите мне о вашем проводнике, где вы с ним познакомились? Очень уж мне интересно, как сейчас можно на экскурсию в Зону попасть.
- Проводника зовут Снег, - сказал неуёмный очкарик. – Познакомились мы с ним на сайте…
- Он что, на сайте знакомств сидит? – прыснул я. – Вот это ни фига себе. Представляю его анкету: высокий блондин, бла-бла-бла, место жительства – Зона.
- Нет, это был сайт, где предлагались подобного рода услуги: заказ артефактов, видео- и фотоматериалов из Зоны, экскурсии…
- Так и написано: «экскурсии»?
- Да. В общем, договорились мы с ним встретиться в военном городке недалеко от Периметра, оговорили сумму, сели на поезд, два дня пути и мы здесь.
- А как же этот сайт мог существовать? Все действия гражданских, связанные с Зоной, – нелегальны и являются преступлением.
- Официально сайт, где предлагались эти услуги, это Интернет-магазин. Просто там есть один незаметный пункт, и если щёлкнуть на энную строку, то вас переводят…
- В принципе, всё это понятно. Хотя я первый раз слышу, что в Интернете можно заказать услуги сталкерам. Мда… Ну а зачем вы сюда вообще пошли-то? Правда за острыми ощущениями? Ты – возможно, а про тебя, - я кивнул на Татьяну, - такого не скажешь, ты больше на учёную похожа.
Девушка смущённо хмыкнула и заговорила:
- Он как раз сюда из-за науки и прибыл, - опровергла мою гипотезу туристка, - а вот я… не сказать, что за острыми ощущениями, просто я много слышала про это место и решила проверить, байки это всё или нет. Короче говоря, из-за любопытства я здесь.
- Да, - вступил в разговор Дмитрий, - я взялся писать диссертацию про Зону и для сбора более подробных сведений, нежели в Интернете, ярких впечатлений – прибыл сюда. Вообще мы с Татьяной Сергеевной знакомы всего неделю, я искал напарницу или напарника для поездки сюда, мы познакомились на сайте, посвящённом Зоне. Решил похвастаться, что скоро поеду сюда, мы разговорились на эту тему, и в итоге она узнала, что мне нужен второй человек – одного меня провести по Зоне отказались, мол, смысла нет из-за одного человека так напрягаться. Так, собственно, мы и оказались здесь.
- Да-а, - удивлённо протянул я, - не знал, что сейчас в институтах дают диссертации на подобные темы.
- А я сам попросил, - гордо сказал Дмитрий.
- Ой, чего хорошего-то? Было б, чем гордиться. А то книжек начитался, в игру наигрался и решил съездить в Зону, напялить дешёвый защитный костюм, сфотографироваться на фоне убитого даже не тобой опасного и страшного мутанта, гордо поставив на него ногу и с трудом держа одной рукой АКМ, и показывать потом эту фотку одногруппникам. Чтобы перестали чморить и зауважали – сталкер, мол, гроза всей Зоны, твою мать! Идиоты! – Не знаю, что на меня нашло, просто стало противно от осознания, что какие-то… противные дядьки и тётки ради денег пишут книги, а вот такие олухи, начитавшись их, едут сюда – посмотреть, что тут да как, опять же похвастаться перед друзьями – и заканчивают земное существование в какой-нибудь «воронке». Или, что ещё обиднее, в пасти слепого пса.
Туристы испуганно взглянули на меня и отвели глаза, наверное, мысленно соглашаясь со мной.
Я почувствовал, что проголодался, посему заказал Бармену тарелку томатного супа, пару ломтиков хлеба и колбасы, сразу же оплатил обед и, вернувшись к столику туристов, принялся за еду.
- А что такое «хабар» и «выброс»? – деликатно спросила Татьяна, когда моя тарелка опустела.
И в последующие двадцать пять минут я много говорил – рассказывал про Зону. Что выброс – это очистка ноосферы – информационного поля Земли – от всех негативных мыслей людей. Что такое аномалии. Гипотезы относительно того, как образовалась Зона. В общем, много чего говорил.
Через двадцать пять минут с улицы послышались автоматные очереди, задорные крики и рёв мутантов – волна гона пошла мимо Бара, вот сталкеры сидят на стенах и палят в зверей.
Вскоре выстрелы стихли, и через пару минут в бар ввалился довольный Кир.
В зале сразу запахло порохом – неудивительно, приятель только что отстреливал мутантов, вот от его «Гадюки» и попахивает пороховой гарью. К слову, не понимаю, почему сталкер предпочёл это оружие старому, доброму, надёжному «Калашникову». Хоть HK MP5 (это его уже сталкеры «Гадюкой» назвали – то ли за качества стрельбы, то ли за внешнее сходство со змеёй) лучший в своём роде пистолет-пулемёт, однако пробивная способность пули у него поменьше, чем у того же «калаша». Единственные два плюса данного пистолета-пулемёта – патроны к нему относительно дешёвые и он компактный и лёгкий. Короче говоря, не понимаю, почему Кир выбрал именно это оружие – может, звук при стрельбе нравится, а может (хотя если бы было надёжное оружие в виде дубины, многие вольные ходоки его бы и взяли себе на вооружение), внешний вид нравится.
Подойдя ко мне, Кир хлопнул меня по плечу и весело сказал:
- Всё, я закончил, пошли!
- Это вы с нами пойдёте? – Очкарик пристально, оценивающе глядел на сталкера, словно на гордое звание второго сопровождающего были ещё претенденты.
- Точно! И, пожалуйста, более ничего у меня не спрашивай, иначе сразишь всех своим интеллектом. – Кир довольно заржал.
- Ввожу кое-какие коррективы в инструктаж по технике безопасности, - сказал я туристам, уже засобиравшимся уходить, - теперь у вас два проводника: я и Кир. Его попрошу называть именно так. – Я мельком глянул на сталкера, он был не против. – Но слушаться всё-таки вы должны ведущего, делать то, что он скажет. Вести отряд мы с Киром будем по очереди, не только я. Понятно?
Ответом мне послужили синхронные кивки головами.
- Ну, пошли, что ли? – Мы с Барменом обменялись прощальными взглядами, и я направился к выходу из бара. За мной топали Дмитрий с Татьяной, а за ними шагал Кир.
Категория: КНИГИ -ЖУРНАЛЫ | Добавил: Фреон (18.05.2013)
Просмотров: 199
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Push 2 Check Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP