Регистрация Вход PDA-версия сайта Приветствую Вас Пришедший в Реактор | RSS

Радио Зоны

Плеер Унесённых Сталкером

EBOOK

Фотозона


Категории раздела
КНИГИ -ЖУРНАЛЫ [90]
" Прятки на осевой"



facebook Vkontakte



Реклама

Унесенные Cталкером
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Главная » Статьи » КНИГИ -ЖУРНЫЛЫ » КНИГИ -ЖУРНАЛЫ

Время перемен Антон Смолин-глава 6
Глава 6

Когда наш отряд оказался у КПП – границе Кордона и Свалки, дождь стал меньше – теперь он накрапывал каплями. Мой наставник рассказывал мне, что это КПП построили военные сразу после образования Зоны – хотели не допускать проникновения на закрытую территорию нелегалов (тогда Периметр был совсем недалеко отсюда), а если всё же проникнут – задерживать. Заодно и не позволять мутантам властвовать. Но первые две недели были для вояк настоящим адом – мутанты постоянно пёрли на них, большие группы искателей наживы с боем пытались пробиться через КПП – конечно, ничего у них не получилось – попробуй навоюй много с двустволками и Макарами против «калашей» и пулемётов. Однако военные, несмотря на победы над порождениями Зоны и искателями наживы, несли ощутимые потери. Последней каплей стало организованное нападение на КПП большого отряда отморозков (гопники хотели завладеть боевой техникой, оружием и амуницией) – сейчас в Зоне их называют мародёрами и бандитами. Естественно, вояки отбились, но потеряли больше половины своих солдат. Ценой многочисленных человеческих жертв убедившись, что оно того не стоит и против Зоны не попрёшь, военные свернули удочки и убрались за периметр. С тех пор КПП и пустует. Он состоит из наблюдательной вышки, домика, где должны были отдыхать солдаты после дежурной смены, высокого бетонного забора, ворот, полосатого шлагбаума со знаком «STOP». Ещё перед воротами стоит наполовину разобранный КАМАЗ. Раньше здесь частенько заседали мародёры – караулили проходящих мимо сталкеров – сядет один на вышку с автоматом или винтовкой, ПДА отключит и затаится. И не увидишь его. Идёт мимо вольный ходок – лёгкая мишень для бандита с вышки. Но два раза сталкеры сбивались в большие группы и мстили мародёрам за убийства братьев. После первой такой мести бандиты снова пришли сюда, они даже не успели никого убить, просто мимо шёл квад «Долга»… С тех пор мародёры и близко к КПП не подходят, оно пустует, лишь изредка здесь в домике ночуют сталкеры.
Мы заходили в домик, когда я услышал одиночный выстрел – то ли из «калаша», то ли из «Абакана» – большой разницы нет. А через секунд десять у нас с Киром одновременно пискнули ПДА – общая сетевая рассылка. Это либо предупреждение о скором выбросе (невозможно, так как он был совсем недавно), либо некролог о чьей-то гибели. Я снял с запястья карманный компьютер и прочитал пришедшее сообщение: «Сталкер Моряк, Кордон, огнестрельное ранение. 17:23». Я посмотрел на часы в углу экрана – 17:23. Вашу ж мать! Сопоставив недавний выстрел и некролог, мне всё стало более чем понятно. И так же я уверился, что это точно Рейсер отстреливает новичков. Во-первых, у него «Абакан», а недавний выстрел был сделан именно из автомата этой системы. Во-вторых, стреляли сейчас совсем близко, а значит, это почти что территория Свалки – именно там Рейсер убил предыдущих трёх новичков. Сволочь, чего сказать! Ну держись, урод моральный! В очередной раз прочитав некролог, мне показалось, что я уже где-то слышал про человека по прозвищу Моряк, а возможно, даже и встречался с ним…

* * *

Огонь с аппетитом поедал сухую древесину, напитывая маленькое помещение вожделенным теплом. На гвоздике возле входа сушилась мокрая чуть ли не насквозь одежда: куртка, разгруз и защитный костюм. Сам я сидел по-турецки на полу возле костра, одетый в одну рубашку, брезентовые штаны и носки. Ботинки стояли близко к костру, так как были, пожалуй, самой мокрой деталью из всей моей одежды. Отсюда почти не было слышно шума ливня, начавшегося неожиданно и заставшего меня врасплох посреди Тёмной Долины, когда я как раз искал место для ночлега. Я уж пожалел, что не ношу зонтика. Пока добрался до бывшей пожарной станции, где ранее дислоцировалась банда бандитов под предводительством Борова, весь продрог и промок. Опасаться здесь мне было нечего – это, пожалуй, самое надёжное и безопасное место для ночлега. По крайней мере, в Долине. Во-первых, станция находится вдалеке от болот, где обитает единственный постоянный здесь вид мутантов: ластоногие ведьмы и болотные бюреры. Последние отличаются от своих сухопутных собратьев тем, что меньше по размеру и ещё более уродливые. Раньше мне казалось, что быть страшнее и вонючее маленького карлика, живущего в подземельях и питающегося мертвечиной, более не способно ни одно порождение Зоны. А ведь ошибался…
Во-вторых, облюбованное мною помещение маленькое – соответственно, быстро согревается, в-третьих, здесь нет окна, и имеется маленький узкий вход – значит, пролезть сюда проблема для любого существа. Соседние помещения в здании – то имеют большие окна без стёкол, то вообще над ними нет крыши.
И, наконец, в-четвёртых, комнатка находится далеко от входа, а значит, даже если кто-то из мутантов будет следовать мимо, то не увидит и даже не учует меня.
Я встал и подбросил в пламя ещё несколько досок – пришлось разобрать на дрова лежавший в комнате диван, когда я сюда пришёл. Огонь не заставил себя уговаривать различными мероприятиями вроде бросания в него газет и быстро объял пламенем сухую древесину.
Я уселся на матрас, который нашёл в соседнем помещении и на который постелил ещё свою клеёнку – чтобы не замараться. Снял с запястья ПДА и зашёл в Сеть, чтобы прочитать последние новости. Так, до выброса, как здесь написано, ещё пять дней, значит, нужно подыскивать укрытие уже через денька три-четыре.
Некрологов за сегодняшний день не было – уже хорошо. На форуме активно обсуждают внезапный ливень. Это действительно странно: в Зоне всегда дожди – моросящие, небольшие, но долгие. А здесь такой тропический ливень. Ладно, главное, что у меня теперь есть надёжная крыша над головой, еда и тепло. Кстати, о еде – нужно бы подкрепиться и заодно подлечиться да окончательно согреться изнутри. Я подтянул к себе за лямку рюкзак, раскрыл его и вытащил булку белого хлеба, полпалки «Докторской», банку с говядиной, термос и нож. Всё это положил на расстеленную на полу газету, завязал рюкзак и уже хотел было приступить к трапезе, как услышал новый звук на фоне шума дождя. Отложил в сторону колбасу и прислушался, беря с пола АКСУ. Звук напоминал хруст щебёнки, осколков кирпичей. Кто-то вошёл в здание! В стене недалеко от входа есть огромная дыра – то ли на машине въезжали, то ли заряд закладывали. Мне с самого начала не нравился тот факт, что в здании имеется такая огромная дыра, увидев которую, любой зверь не повременит зайти внутрь. Хоть она довольно далеко от помещения, где я сейчас находился, но всё же если войти через неё в холл здания, пройти чуть вперёд и посмотреть налево, в коридор, по бокам которого были входы в комнаты – мою и соседнюю – можно увидеть на левой стене свет от костра, просачивающийся через дверной проём. Двери, чтобы его закрыть, к сожалению, давно нет, а если навесить мою мокрую одежду, всё равно она не закроет собой вход. В общем, пожалуй, это единственный минус моего сегодняшнего места ночлега на фоне четырёх плюсов.
Кто-то определённо шёл ко мне – хруст ломающихся, отсыревших за двадцать шесть лет кирпичей становился всё громче. Затем ночной гость внезапно остановился – скорее всего, увидел свет от костра на левой стене коридора. Потом звуки снова возобновились, но теперь шаги незнакомца были тише и легче. Однако даже при таком темпе в них чувствовалась какая-то аритмия, словно незваный гость плясал на горячих углях.
Я приблизился к стене слева от входа, чтобы если незнакомец вдруг решит выстрелить внутрь комнаты, меня не задело. Правда, сомневаюсь, что он будет сходу так палить – не мародёр, потому что у бандюков есть такая привычка: рассуждать вслух, причём на жаргоне. То есть если бы это был мародёр, то он бы сейчас сетовал, какая, мол, плохая нынче погода. Я посмотрел на экран ПДА в режиме детектора жизненных форм. Да, вот он этот незнакомец, по размерам – человек. Затем я перевёл карманный персональный компьютер в режим ПДА – отметки незваного гостя не было. Но это ещё ничего не значит – может, аккумулятор разрядился, а запасного нет. Или просто отключил наладонник, потому что боится, что его кто-нибудь увидит. Но я всё-таки сомневался относительно «человечности» визитёра. Человек не человек, однако, явно кто-то тяжёлый, раз так шумит. Если это мутант – то, как минимум кровосос, хотя они в Долине не водятся. Это мог быть ещё излом – на него это очень похоже – подойти к одинокому бродяге и попросить или еды, или аптечку. И когда сталкер потянется за рюкзаком, чтобы достать оттуда то, что попросил мутант, тот вытащит свою гипертрофированную конечность из-под плаща и снесёт наивному ходоку голову. Правда, изломы обитают только в районе Радара, Припяти и ЧАЭС. Ладно, сейчас узнаем, кто это.
Вскоре ночной визитёр осторожно приблизился к комнате и встал напротив меня. Через стену я слышал его тяжёлое дыхание – по идее, как-то похоже дышат мутанты, но явно не так – более натужно, что ли. Так мы играли в молчанку с минуту. Наконец, мне надоела эта неопределённость, и я сказал:
- Назовись! – Если человек, обязательно назовётся.
- Звуки за стеной мгновенно стихли, раздался какой-то совсем тихий стук, и затем сбивчивый голос сказал:
- Не стреляйте, пожалуйста! Я мимо шёл, в дом зашёл, чтобы подсушиться да переночевать. Свет увидел и решил попроситься к костру.
- Я попросил тебя назваться! – Для пущего эффекта я дослал новый патрон в патронник.
- Я… я… новичок. Иван меня зовут.
- А-а, новичок...
Понятно тогда, почему у него нет отметки ПДА – видимо, сам компьютер ещё не приобрёл.
- Да, новичок, - снова повторил мой тёзка. – Извините, а вы не пустите меня погреться у костра? Я немного посижу и пойду.
Пустить незнакомого человека к себе на ночлег? Нет, если пущу, то уж не на время, а на всю ночь – я ж не сволочь какая – парня выгонять под ливень. Но проблема в том, что я ведь его даже не знаю. Однако, судя по всему, он действительно новичок. Значит, стоит пустить, а то выгоню я его сейчас, а он и погибнет. И самому потом с камнем на сердце ходить и мужики, если узнают, презирать начнут. В конце концов, мне же не жалко местечка для него, костра на всех хватит. Да и в компании всё же веселей.
- Ладно, иди сюда, - разрешил я, но сразу же внёс небольшие коррективы: – Только оружие мне под ноги кинь, если будешь в руках держать – пристрелю.
В свет костра передо мной вышел молодой парень. Типичный новичок: испуганный, но заинтересованный взгляд, кожаная куртка, тощий рюкзак за спиной, на вооружении – обрез и ПМ, карманы куртки чем-то туго набиты – не то патронами, не то детекторами плохонькими, не то болтами. Это образ среднестатистического сталкера-новичка, а у этого была ещё одна особенность: он был мокрым до последней нитки, дождевая вода маленькими ручейками стекала с его одежды.
Он, держа обрез за ремень, кинул его к моим ногам. Затем снял кобуру с пистолетом и отправил туда же.
- Хорошо. – Я продолжал держать ночного гостя на прицеле. Я понял, что это был за тихий дробный стук – это у Ивана зубы стучали – до того продрог. Теперь я точно уверился, что это никакой не излом, а обычный испуганный, замёрзший и голодный человек. – Заходи. – Я опустил АКСУ и повесил автомат на плечо. Затем сел на матрас и пригласил гостя сушиться – повесить одежду на крючок у входа и присаживаться к костру.
Иван ради приличия медленно забрёл в помещение, но по нему было заметно, что он весь дрожит и вожделенно смотрит на огонь.
Спешно раздевшись и оставшись в одних штанах и носках, новичок буквально подбежал к огню, подставил поближе к пламени ботинки и уселся рядом со мной на матрас.
Я налил в пластиковый стакан горячего чая и протянул ёмкость Ивану. Тот дрожащими руками принял стаканчик, сделал два небольших судорожных глотка и стал греть об стакан с горячим чаем руки.
- Ну, Иван, как ты здесь оказался-то? Это довольно-таки далеко от периметра.
- Я до блокпоста «Долга» дошёл со сталкером. Мы с ним вышли. Из деревни. На Кордоне. – Он говорил короткими предложениями и после каждого делал паузу, потому что у него от озноба сильно стучали зубы. Но уже меньше, чем когда он стоял через стену от меня. – Я пошёл сюда, а он в какой-то бар.
- А чего он не взял тебя в ученики?
- Кто?
- Сталкер тот, который с Кордона.
- Не знаю-ю.
- Понятно… А прозвище-то у тебя есть? – Попутно я нарезал колбасу и хлеб, чтобы поужинать.
- Дали, да. Матрос.
- Почему Матрос?
- В ВМФ служил, - коротко ответил Иван, заворожено смотря на колбасу и банку тушёнки.

* * *

Вот Рейсер гнида! Ну ничего, шакал позорный, я тебя как вшивую псину пристрелю. Было бы время – сдал бы «долговцам», казнили бы тебя прилюдно – и другим урок и все бы узнали, какая ты крыса поганая. А так придётся разбираться самому.
Я взял АКСУ на изготовку и выглянул из-за забора. Метрах в трёхстах впереди я увидел две человеческие фигуры. Один из людей без единого движения лежал на земле, а второй, склонившись над первым, обшаривал его карманы. Рейсер! Вот урод поганый! Главное, новичков только отстреливает. Потому что за них, так скажем, никто не впряжётся, а убей он обычного вольного бродягу вроде меня, сталкеры собрали бы карательный отряд и вычислили бы его после второго же убийства. Кривой ты дорожкой пошёл, Рейсер, мокрой, скользкой и грязной. И дорога эта в один конец.
Я велел ведомым оставаться на КПП в домике и, выключив ПДА, дабы Рейсер не засёк мой сигнал, сам стал под прикрытием деревьев – благо на них была густая листва – подбираться ближе к мародёру. Внутри меня кипела ненависть и злоба, но приходилось сдерживать себя.
Выйдя из-за забора, пройдя с десяток метров и вскоре услышав позади лёгкие шаги, я моментально обернулся. Отбой тревоги, это всего лишь Кир. Приятель заметил мой полный удивления взгляд и расслабленным движением махнул рукой назад: мол, ничего не случится с этими двумя уже запуганными (это хорошо, не будут лезть во все щели – догадываются, чем может закончиться их любопытство) туристами в доме, стены которого ограничивают их передвижения.
Я кивнул, снова сосредоточил всё своё внимание на поставленной задаче и перебежал от забора к дереву с широким стволом. Выглянул из-за него. Мародёр ничего не заподозрил. Приметив впереди чуть левее широкий кустарник, я кинулся к нему. Оказавшись там, не преминул отметить, что мне повезло. Травы на земле было мало, что не создавало дополнительных шумов при моих передвижениях.
Теперь между мной и бывшим сталкером было расстояние метров в двести, может, чуть меньше. До следующего дерева-укрытия было целых сто, на которых вполне могли притаиться аномалии. И растительности как назло вплоть до того разлапистого дерева не было. Хоть бы кустик какой рос – тогда я бы точно знал, что в том районе нет аномалий. А в кустах и возле деревьев их никогда не было. И детектор аномалий нельзя использовать – включу ПДА – Рейсер увидит мой сигнал и не пожалеет одного рожка… Болт может выдать нас шумным падением. Тупиковая ситуация.
Я повернулся к Киру и спросил его мнение относительно безопасности пути до дерева.
Приятель жестом дал понять, что ничего не видит. Я снова осмотрел пространство до дерева. В общем-то, вроде никаких искажений воздуха не видно, так же на земле не было фрагментов разорванных тел – верный признак присутствия «трамплина». Всё-таки это Кордон, здесь и должно быть мало аномалий. Я осторожно двинулся вперёд.
Эти сто метров мы преодолели удачно. Оказавшись за толстым стволом, я поднял АКСУ и высунул его из-за дерева, направив на Рейсера. Тот, видимо, уже заканчивал свои мародёрства, поскольку упихивал вещи в рюкзак компактней. Мной завладела немыслимая злоба, и я, не отдавая себе отсчёта в действиях, прицелился бывшему сталкеру в плечо и дал одиночный выстрел. Здоровяк, получив пулю, вскрикнул, зажал рану и мешком повалился на землю. Я в два прыжка оказался возле него и пнул подальше «Абакан», до которого мародёр пытался дотянуться здоровой рукой.
- Здорово, сука жадная, давно не виделись. – Я приставил ствол автомата к груди Рейсера и кровожадно оскалился.
Мародёр захрипел – то ли от боли, то ли от злобы, и с ненавистью посмотрел на меня.
- А, козлина уродская. Жалко, что я тебя, ****ёныша, не урыл тогда…
- Взаимно, - с ухмылкой сказал я, пнув здоровяка по раненой руке.
Тот взвыл и процедил сквозь зубы порцию отборных матов в мой адрес.
- Пасть закрой, животное! – Из-за дерева вышел Кир, держа мародёра на прицеле своей «Гадюки».
- Б…дь! – выругался Рейсер, увидев, что я не один. Сопротивление он собирался оказать, что ли?
- Твоя мать! – На лице Кира играли желваки, губы плотно сжаты, смотрит с нехорошим прищуром. Видимо, он хорошо рассвирепел, узнав, что новичков отстреливал Рейсер – бывший СТАЛКЕР! Каждый вольный ходок, ходящий за артефактами в Зону, приносящий их и сдающий торговцам, – состоит в сталкерском братстве. Это не какая-то группировка, нет. Частичка Братства в душе у каждого сталкера. Не зря мы, вольные бродяги, иногда обращаемся друг к другу словом «брат». И мы считали своим братом эту гниду, падаль! Что заставило его встать на путь материальный? Миротворец мне представлял его как нормального мужика, со своими причудами – вспыльчивостью и мнительностью, но всё же, как честного трудягу. Мне кажется, его сломала Зона – это своего рода территория, где люди становятся такими, какие они есть на самом деле. Можно притворяться хорошеньким – ходить каждый день на работу, терпеть унижения начальства и расшаркиваться перед ним, но в то же время ненавидеть, дай такому забитому «притворщику» пистолет – он всех, кто ему неприятен.… Останется ли человек человеком или убьёт напарника ради хабара – только в Зоне можно это проверить.
- Последнее желание? – со злорадной ухмылкой спросил мой приятель, нацелив ствол пистолета-пулемёта на раненого.
- Нет, подожди. – Я надавил рукой на ствол «Гадюки», тем самым заставив её хозяина опустить оружие.
- Ты чего? – не понял Кир.
- Не нужно руки марать. – Я с ненавистью посмотрел на Рейсера, а потом перевёл взгляд на неподвижного Моряка. Пуля вошла сталкеру точно в лоб. Лицо его с момента нашей первой и последней встречи заметно погрубело, и при взгляде на его тело в животе у меня пробежал холодок и в горле встал ком. – Зона сама всё решит. Не устраивай самосуд.
- Что?! – возмущённо взревел Кир. – Не бывать…
Дальше я не слушал приятеля, а решил показать, как именно Зона будет судить убийцу: включил ПДА, перевёл карманный компьютер в режим «детектор аномалий» и внимательно изучил показания прибора. Запомнив их, взял в руки «Абакан» Рейсера, выщелкнул из него магазин, положил его к себе в подсумок, размахнулся и кинул автомат далеко за Рейсера. Пролетев метров десять-пятнадцать, «Абакан» попал в аномальное поле «воронки», секунду повисел в воздухе – аномалия накапливала энергию для импульса, а затем автомат разорвало на части и по стволам деревьев защёлкали винтики, болтики и куски пластмассы.
Не дожидаясь комментариев со стороны Кира, я попросил его усмирить мародёра, пока буду доставать у того пистолет. Им оказался «Волкер» – пистолет с магазином на шестнадцать зарядов 9*19 мм. А ведь у моей «беретты» именно такой калибр – потому я вытащил из оружия полный магазин. Размахнулся и кинул пистолет в ту же «воронку», после чего оружие перестало быть пригодным для дальнейшей эксплуатации по прямому назначению.
- Запасные магазины к «Волкеру» и автомату гони, - сказал я Рейсеру.
Тот расстегнул кармашки на разгрузочном жилете, вынул три обоймы и кинул к моим ногам. Затем полез в подсумок, вытащил пять полный магазинов к «Абакану» и отправил их вслед за обоймами для пистолета.
- Больше в подсумке ничего нет?
Бывший сталкер, а ныне мародёр показал мне пустой раскрытый подсумок.
- В разгрузе? – Я не собирался оставлять бандиту из оружия ничего, кроме ножа.
- Сучёныш, - сквозь зубы процедил Рейсер, вывернув пустые кармашки.
- Теперь понял, как Зона с ним рассчитается? – Это Киру.
Мой приятель неуверенно посмотрел на меня, затем на Рейсера, с ненавистью взирающего на нас, и железным тоном сказал:
- Рюкзак.
Мародёр, кряхтя, приподнялся на левом локте, стянул со спины рюкзак за лямки и кинул его мне под ноги. Кир подхватил «вещмешок» и кинул его над головой Рейсера. Рюкзак преодолел расстояние до «воронки» и аномалия его утилизировала.
- Сейчас он голый и беззащитный что маленький ребёнок, - сказал я Киру. – Теперь Зона точно сама решит, заслужил ли этот урод смерти за свои деяния или же нет. Если с одним ножом он доберётся до бара живым – считай, Она так решила. Тогда я не буду идти против Неё и никому не расскажу, кто всё это время убивал новичков. Но если ты, конспиратор ****ый, решишь отомстить мне и начнёшь переваливать убийства с себя на меня, то знай, что у меня есть много веских доказательств твоей вины. Бармен подтвердит мои слова, а его мнение, как тебе известно, для сталкеров авторитетно. Так что преимущество явно не на твоей стороне. Если останешься жив, я, как уже сказал, не сообщу никому о том, что ты натворил, но если мы встретимся на узкой дорожке, предупреждаю, я из опасения за свою жизнь убью тебя. А если ты, образно выражаясь, вонзишь мне в спину нож, то всей Зоне о нашем с тобой секрете расскажет Кир. Может, и ещё кого посвящу (я имел в виду Миротворца, но чисто из страха за учителя, естественно, не сказал о нём Рейсеру). Так что после того, как все узнают о твоих подлых деяниях, ты не спасёшься от мести за наших братьев даже за Периметром.
Говорил я это всё тихо, но стальным тоном, чтобы Рейсер понял, что это не просто слова…
- Кир, теперь ты со мной согласен? – Я, приподняв одну бровь, вопросительно покосился на сталкера.
- Ну, в принципе, да. Попахивает сектантством, но придумано хорошо и в этом я с тобой солидарен.
- Вот и отлично. Ты, наверное, иди за туристами, а я пока покараулю этого… – Дальше я одним нецензурным словом уточнил, кем именно считаю Рейсера.
- Понял, иду. – Кир развернулся лицом в сторону КПП, но затем гыкнул, повернулся к Рейсеру и смачно плюнул ему на ноги. Убедившись, что выразил своё отношение к мародёру, сталкер удовлетворительно хмыкнул и направился за теперь уже нашими ведомыми, чтобы привести их сюда. Кстати, надо отдать должное этой парочке – сидели в домике тихо и молча, как я и просил.
Я, ожидая напарника и туристов, присел на землю, прислонившись спиной к стволу дерева. Взял в руки все снаряжённые магазины для автомата, некогда принадлежащие Рейсеру, рассортировал их по кармашкам разгрузки. Затем взял четыре магазина, набитых патронами калибра 9*19 мм, один из них положил себе в подсумок, так как кармашки разгрузочного жилета и так уже были туго набиты, а оставшиеся три приберёг для Кира – калибр у «Гадюки» такой же, как и у «Волкера».
- Слышь, как там тебя, Кекль? – Видимо, мародёр понял всю серьёзность своего положения и пытался решить всё миром. – Давай договариваться, а? У меня есть деньги…
- Не суди людей по себе, не все сюда пришли ради бабла.
- А тебе что нужно?
Я усмехнулся – знай Рейсер, какова настоящая причина моего прихода в Зону, он бы вообще со мной этот разговор не начинал.
- Сделай так, чтобы у меня никогда не кончались патроны, никогда не ломались детекторы и чтоб всегда, где б я не находился, близ меня всегда бы были укрытия от выбросов. Тогда, может быть, я тебя отпущу.
Бывший сталкер громко и зло засопел – по-видимому, понял, что моё решение окончательное и обжалованию не подлежит. И тогда он решил попытаться добиться смягчения наказания, но вот только никаких смягчающих обстоятельств у него для этого не было.
- Ты же человек (по сравнению с ним-то, конечно), сталкер, ну дай ты мне хотя бы пистолет с одной обоймой. – Мародёр отчаянно взмахнул руками, но сморщился от боли в простреленной конечности. – Сдохну же…
- Ни хрена я тебе не дам! – закричал я. – За то, что ты натворил, я вообще должен был тебя на месте пристрелить! Но пуля для тебя – слишком лёгкая смерть, а садистских наклонностей у меня нет, так что, как выражаются твои дружки по мышлению, «на ремни тебя резать» я не смогу. В любом случае брать на себя прерогативу Всевышнего я не готов, потому что не хочу нести ответственность. Мне мученической смертью помирать как-то неохота.
- Но ты же обрекаешь меня на верную смерть! – Он опять взмахнул левой рукой. – Всё равно ведь берёшь ответственность…
- Э-э, нет! Я передаю тебя в полное распоряжение Зоне. И вообще, закрой пасть, а то сейчас вторую руку прострелю.… А ну-ка постой!.. – Я заметил, что мародёр спешно одёрнул задравшийся во время его бурных жестикуляций рукав на левой руке, где на запястье обычно крепится ПДА. Точно, я совсем забыл про карманный компьютер – Рейсер может послать в Сеть сообщение с просьбой о помощи, официально-то он ещё сталкер. – А ну дай сюда комп.
Рейсер неожиданно побелел, сорвал с запястья ПДА и кинул его к моим ногам, да так, что маленькое устройство отрикошетило от ботинок и, отлетев в сторону, вдребезги разбилось об дерево. Спасибо, Рейсер, сделал дело за меня.
- Забирай, сука, всё отбери, ничего не оставь!..
Я бы с радостью остановил истерику мародёра пинком по больной руке, но сделать это мне не дало появление Кира и двух туристов, с тревогой поглядывающих на Рейсера.
Я встал и протянул приятелю три магазина для «Гадюки». Сталкер взял их, благодарно кивнул и спрятал обоймы в кармашек разгрузки.
- Ну, вставай! – приказал я Рейсеру, снимая со спины рюкзак.
Мародёр встал, пошатываясь и зажимая ладонью левой руки простреленное плечо; из-под его пальцев сочилась кровь. Достав из рюкзака упаковку бинтов, я кинул её Рейсеру под ноги и сказал, указав рукой на КПП:
- Пошёл вон, урод!
Мародёр поднял бинты и засунул их в пустой кармашек разгрузочного жилета. В последний раз одарив всех нас четверых ненавидящим взглядом, развернулся и медленно поплёлся в сторону Свалки, петляя между деревьями.
- А я догадываюсь, почему ты его отпустил, - сообщил мне Кир, когда мародёр преодолел половину расстояния от нас до ворот КПП.
- И почему же? – Я не сразу вник в смысл того, что он только что сказал, – думал, хватит ли у Рейсера мозгов не мстить нам с Киром. Если, конечно, выживет, в чём я очень сомневаюсь.
- Вспомнил Скоростела, да?
Скоростел пропал года полтора назад и до своего исчезновения был обычным вольным сталкером. По рассказу Миротворца, он нашёл легендарный артефакт под названием «целитель», который, если коснётся оголённых участков кожи, растворяется в организме, полностью излечивая человека и давая ему неуязвимость. Неизвестно, до конца ли жизни человек неуязвим и для пуль, и для ножей, и для всего прочего, или ресурсы артефакта временные, что вероятнее всего – артефакты – продукты аномалий, а те в свою очередь не вечны. Известно лишь одно – ресурсы легендарного «целителя» очень большие. В общем, Скоростел взял тот чудотворный артефакт голыми руками, подумав, что это распространённая «батарейка». Когда месяца через два он встретил на пути мародёров, между сталкером-одиночкой и группой бандитов завязалась битва, победителем в которой стал Скоростел. А стал именно благодаря «целителю». Естественно, когда пули входят в твоё тело, а потом вываливаются из ран, смятые в плоский блин, невольно задумываешься, что с тобой произошло. Узнав, что он теперь неуязвим, Скоростел возомнил себя всемогущим, стал задаваться, а потом неожиданно собрался идти к четвёртому энергоблоку – решил уничтожить сердце Зоны и тем самым Её саму. Дня через два после его выхода к ЧАЭС случился мощнейший выброс, и до следующей очистки ноосферы Зона была очень нестабильна. Скоростел бросил вызов Зоне и бесследно исчез. Его случай стал для многих уроком: не иди против Зоны.
- Да, именно, - утвердительно ответил я Киру. На самом же деле не это настоящая причина, по которой я отпустил Рейсера. Причину я рассказал самому мародёру. Просто не хочу выделяться своим мышлением в сталкерской среде, пусть все думают, что мыслю как обычный вольный бродяга. А то мало ли – подумают «долговцы», что я мутант…
Прежде чем продолжить путь, я закрыл рукой глаза Моряку, мы почтили его память минутой молчания, и я сказал: «Пусть тебе земля будет пухом». К сожалению, более ничего для убитого сталкера мы сделать не могли – покойников в Зоне никто не предаёт земле. Во-первых, мутанты раскопают, а во-вторых, аномальная энергия выброса всё равно «оживит» его и новоявленный зомби, восстав из могилы, может создать немало проблем какому-нибудь неопытному бродяге. Как-нибудь нужно будет специально прийти и поставить на место, где умер Моряк, деревянный крест. «Могилы», коих по Зоне великое множество и которые состоят из одного лишь деревянного креста и лежачих под ним гильз от патронов или фляги, не могилы вовсе, а что-то вроде памятников, куда друзья погибшего приходят и отдают ему честь.
Почтив память Моряка, мы продолжили путь к Периметру. Как и договорились, Кир – ведущий, за ним – Татьяна, следом за девушкой – Дмитрий и я замыкающий.
Не сделали мы и двадцати шагов, как дождь зарядил с новой силой. С одной стороны, сильный дождь – это хорошо: контуры аномалий хорошо видно, а с другой плохо: из-за шума потоков воды можно не услышать приближения мутантов – цокота копыт или лая слепышей. Для одиночки надежда остаётся только на детектор жизненных форм – хоть и хороший прибор, но всё же техника, а у неё есть очень плохая сторона – она боится влаги и вообще иногда ломается или работает с перебоями. Когда же вместе идут хотя бы два человека, дождь, скорее плюс, чем минус, – первый ведёт за собой второго, огибая аномалии, а второй может часто оглядываться и смотреть по сторонам не в ущерб безопасности обоих.
На дороге было очень много аномалий, что для Кордона очень и очень большая редкость. Один отрезок нашего пути был таким: пришлось уходить на левый край дороги, бочком идти по нему, так как справа были аномалии, а слева огромные и грязные лужи. Пройдя так метров двести (это что-то около пятнадцати минут), мы прошли перпендикулярно дороге на другой её край и шли так метров тридцать, потом стали петлять зигзагами, перемещаясь то к одному краю, то к другому, то шагая по центру. В принципе, я не придал значения такому количеству аномалий рядом с Периметром – сегодня был очень мощный выброс, вследствие чего родилось намного больше аномалий (это закономерность), чем после обычного. Но через сутки или двое – большинство аномалий в Зоне исчезнет.
Когда дорога стала более-менее свободной от всяких «воронок», рисующих водяные смерчи на земле, «трамплинов», во время дождя выглядящих как одно большое тёмное пятно, и т.д., кусты впереди отряда зашевелились. Мы все четверо, как это ни странно, мгновенно ощетинились стволами. Через несколько секунд ветки кустарника раздвинулись и на дорогу, что неразборчиво, но воинственно лопоча, выбежала псевдоплоть. Очень страшный на вид и крайне трусливый мутант. Странно, что она выбежала вот так в лобовую атаку на такой большой отряд, обычно плоти и на одиноких ходоков сзади пытаются напасть. Поговаривают, будто плоть произошла от ранее самых обычных милых домашних хрюшек. Но радиация вкупе с аномальной энергией изуродовала этих милых розовых зверушек настолько, что в них не осталось ничего от первоначального вида. Как выглядят плоти? Представьте себе самую обычную свинью с носом-пятаком и завитым хвостиком. Представили? А теперь мысленно ампутируйте свинке копытца и вместо них «пришейте» клешни как у крабов. Затем мысленно уберите уши, хвостик, пятачок и вместо него представьте небольшой бугорок и в нём две ноздри. Уже не красотка, согласитесь? Теперь так же мысленно «исполосуйте» ножом всё рыло и представьте, что прошло два дня и на месте ран – гноящиеся нарывы, из которых течёт гной и сукровица. Затем добавьте пару десятков килограммов жира и распределите его по всему телу получившегося существа. Последние штрихи: замените розоватую кожу светло-коричневой, уменьшите этак раза в два головной мозг и измените речевой аппарат, чтобы получившееся животное могло воспроизводить человеческую речь. То, что у вас в результате всех проведённых в мозгу манипуляций получились – примерно так и выглядит самая обычная плоть. Но не стоит считать это порождение Зоны неопасным и при встрече относиться к нему пренебрежительно – плоть имеет очень большие клешни, которыми может запросто перекусить как проволоку кусачками человеку руку. Так что ни в коем случае не стоит подпускать мутировавшую свинку близко к себе, иначе можно серьёзно пожалеть…
Мутант, истерично визжа, преодолел всего два метра от кустов, после чего его отбросил назад шквал огня из четырёх стволов. Но не зря не стоит недооценивать и опасаться абсолютно всех мутантов – они очень живучие и обладают ускоренной регенерацией повреждённых тканей. Когда мы думали, что мутант мёртв, плоть, не проявлявшая до сего момента никаких признаков жизни со времени своего падения, внезапно вскочила и с более разборчивым криком «за ВДВ!» ринулась на Кира, но, получив в морду заряд свинца, испустила дух.
Ну-ну, были бы в воздушно-десантных войсках такие бойцы, этих войск давно бы не существовало…
- Прикинь! Разговор… десантников… подслушала. – Кир, разобрав, что всё это время кричала плоть, согнулся пополам и стал смеяться, пока у него не началась икота и на глазах не выступили слёзы.
Ну а что, плоть вполне могла подслушать такой крик, запомнить и сама потом воспроизводить. Главная особенность псевдоплоти – у неё так устроен речевой аппарат, что она может говорить на человеческом языке. Как услышит что-нибудь от людей, повторяет это как заведённая до тех пор, пока не забудет. Правда, ввиду своей чрезмерной тупости, услышанные фразы плоть довольно быстро забывает и чем больше проходит времени с момента услышанного слова или предложения, тем больше мутант коверкает его и минут через двадцать разобрать что-либо из его речи становится затруднительно. Было бы смешно, если бы мутант мог понимать услышанные фразы, переставлять местами буквы и составлять свою речь…
Обойдя круглый, словно футбольный мяч, труп свиньи, мы продолжили шествие.
Категория: КНИГИ -ЖУРНАЛЫ | Добавил: Фреон (18.05.2013)
Просмотров: 253
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Push 2 Check Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP