Регистрация Вход PDA-версия сайта Приветствую Вас Пришедший в Реактор | RSS

Радио Зоны

Плеер Унесённых Сталкером

EBOOK

Фотозона


Категории раздела
Всё интересное [557]
Читайте это будет интересно.



facebook Vkontakte



Реклама

Унесенные Cталкером
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Главная » Статьи » Все реальные истории. » Всё интересное

Клык.Часть 14
Клык.Часть 14

Я стоял на склоне холма, над головой огромным пространством манило ночное небо, усыпанное звездами, а теплый ветер нес запахи пестрой растительности и больше всего хотелось сесть в эту траву и сидеть много дней, подставляя лицо теплым струям и забывая все плохое, что случилось со мной за последние дни.
– Нравится? – спросил, бесшумно появившийся рядом, Караул. – Кажется это что то в недалеком прошлом. Кусок то стабильный, да время смещено.
Я и сам чувствовал уже какую то неправильность, но решил, что не так уж это и важно.
Мы сидели на склоне этого холма, я курил сигарету из обнаружившейся в кармане пачки, а Караул неспешно объяснял мне положение дел:
– Если вкратце, то Зона возникла как следствие смещения каких то глобальных физических констант в том нечто, что содержит наше и многие другие пространства. Взаимопроникновение миров друг в друга – это и есть нарушения хода вещей и аномалии всех сортов. На самом деле все гораздо сложнее, но примерно – и так правильно. Самое интересное, что в каждом пространстве измерении мире, образование Зоны и ее центральная составляющая, отличаются друг от друга. В одной ветке пространства – эксперименты военных, в другом – какой то Монолит, толи черный, толи темный, а в еще одном месте, Зона появилась после термоядерной войны и взрыва водородной бомбы. Где то произошла космическая катастрофа, где то эксперименты ученых, где то герой, потерявший свою память и пытаясь все вспомнить, устраивает еще одну катастрофу, а где то Зона была всегда, с самого появления современного человечества там.
Я бездумно затянулся, любуясь далекими созвездиями над горизонтом, а Караул продолжал:
– Причина всего этого безобразия – неизвестна. Известно только то, что природа давно затянула бы эти дыры и остановила бы всякое проникновение, если бы не… сталкеры.
Я удивленно посмотрел на него, но промолчал.
– Да да, именно вмешательство «сталкеров» в каждом из миров, поддерживает все Зоны – а Зоны такие есть теперь во всех пересекшихся мирах – и даже увеличивает их границы. Все очень просто. Любой открытый источник энергии каким то образом подпитывает проникновение чужого пространства в родной мир сталкера. Развел ли он огонь, выстрелил ли из оружия, взорвал ли что то – все это приводит по крайней мере к одному эффекту – Зона получает подпитку и расширяет свои границы. То есть все наши действия влияют на что то необъяснимое, как и действия других сущностей у себя – на свое пространство.
Над горизонтом сверкнул метеор, прочертил блестящую дугу и погас где то над самой землей.
– Когда военные устраивали в самом начале развития Зоны свои войнушки, умные люди быстро заметили зависимость между активностью аномалий и ведением боевых действий. Именно тогда было запрещено ковровое бомбометание по мутировавшим животным, а преследование сталкеров стало гораздо серьезнее, чем до того. И вся ситуация была относительно стабильной, пока несколько дней назад в Зону, в самое ее сердце, не рухнул этот злосчастный вертолет. Чужие ветки реальности, получили столько энергии, что сразу увеличили свое присутствие друг в друге, а значит и в нашем мире. Появился реальный физический проход, по которому к нам начали прибывать инородные сущности.
Караул глубоко вздохнул и голос его стал отстраненным и почти бесстрастным:
– У них тоже есть своя логика. Наш мир разрушает их пространство точно также. Только они еще не поняли, что мы здесь абсолютно ни при чем. И что виноваты они сами. Питая проникновение нашего измерения открытыми источниками энергии у себя.
– Как то странно все получается, – сказал я, пытаясь выстроить все это в своей голове.
– Вселенная – вообще весьма странное место, – философски откликнулся Караул и продолжал: – В общем, все свелось к тому, что скоро мы будем иметь здесь большое количество враждебно настроенных существ. Причем они не совсем материальны, в нашем понимании, но вполне убиваемы и могут убивать сами.
Я откинулся на спину, ощущая шеей мягкую траву и погружаясь взглядом в звездную черноту, продолжая слушать и тщательно взвешивать каждое слово, понимая что задав неловкий вопрос могу оборвать логическую нить рассказа.
– Они в большей степени материальны там, где для нас начинается мир эмоций, желаний, намерений. Поэтому стрелять в такое существо – бесполезно. Разве что, ты будешь его очень сильно ненавидеть. А вот холодное оружие – совсем другое дело. При каждом ударе ножом, человек как бы «режет» врага своей волей, своим стремлением. Поэтому ты в данной ситуации – серьезный соперник любому чужаку. В отличие от меня или капитана с Прыщом. Ведь все мы всю свою жизнь привыкали к подавляющей мощи огнестрельного оружия. У нас просто нет той концентрации воли, которая тебе дается сама собой. То есть для тебя нож материален, а в другом спектре, твое оружие – проводник твоей энергии, твоей воли, твоей внутренней силы.
Что то подобное я и предвидел, но все равно весь этот монолог стал для меня настоящим шоком.
– В зависимости от ситуации, – продолжал Караул, – тебе придется приложить некоторое усилие в пользу своего мира. Иначе – могут произойти весьма печальные вещи.
– Но это же смешно, Караул, – сказал я с вызовом. – Не может все зависеть от меня одного!
– А я и не говорил, что от тебя зависит все. Просто ты можешь очень помочь.
– Почему я? – спросил я уже просто так, для порядка. – Любой сталкер шаман…
– У шаманов – мозги набекрень, – прервал меня Караул. – Они СВОИМИ делами будут заниматься в самый решающий момент. Но я не буду убеждать тебя, что ты единственный и неповторимый. Просто ты – один из тех, на кого пал выбор. И последний, кто остался в живых к настоящему моменту.
– Так что от меня требуется? – спросил я решительно, не желая больше разбираться во всех этих хитросплетениях, а может боясь запутаться еще больше.
– Да совсем ничего, почти, – ответил он с облегчением. – Ты должен стать острием нашего встречного удара. Ты возглавишь ту армию, что мы успеем собрать.
И любопытные звезды долго отражались в моих выпученных глазах.

* * *

– Я не смогу, – сказал я уже, наверное, в сотый раз. – Ну какой из меня вождь. Вы что? В аномалиях перегрелись?
Мы снова сидели у костра за каменным столом и вся троица с аппетитом трескала жареное мясо, а мне было не до еды.
– Не трусь, Клык! – бодро заявил Прыщ. – Тебе ведь не надо командовать или еще чего придумывать. Нужна только твоя воля. Только стремление резать и пронзать. Ты – просто начало, режущая кромка для остального потока.
– Не смогу, – сказал я упрямо.
– Не хочешь – черт с тобой, – сказал вдруг капитан. – Но в драку то пойдешь?
От облегчения у меня аж перехватило в горле.
– Конечно! Дайте мне второй нож и я не подведу. Но только никакого предводительства!
– Ну и ладно, – легкомысленно отозвался капитан и Караул внезапно ему поддакнул:
– А и правда. Ты с нами – остальное неважно.
Мной овладело нехорошее подозрение. Но додумать мысль до конца мне не дали.
– Все, пора, – сказал Прыщ, поднимаясь из за стола. – Время.
И мы пошли. Снова сквозь камень.
Прямо на огромную поляну в лесу, в серое туманное утро, в мокрую от росы траву.
Утро было ранним. Ночная синева еще не вполне уступила место наступающему дню и туман в утренних сумерках клубился как то особенно зловеще.
Мне стало не по себе, но взглянув на спокойные лица своих спутников, я тоже начал успокаиваться. Да рано.
Прямо напротив меня, в считанной сотне метров, начала формироваться оскаленная пасть. Я не верил своим глазам, но чудовище самым натуральным образом собиралось из тумана и уже пронизывало меня яростным взглядом черных провалов глаз.
– Э… Гхм…Караул, – жалобно пискнул я. – Это мне кажется? Вон там, где кочка торчит.
– Да нет, это оно и есть. Первый посланец. Не боись, этот не опасен. Да и форму принял вполне понятную человеческому глазу – пугает, гад.
– Да? – засомневался я, кладя руку на рукоять ножа. – Это что же мы таких вот гавриков будем ножиками тыкать? Против него ж пушку надо или ракету!
– На это он и рассчитывает. Нельзя здесь с тяжелым оружием выделываться. Да не пялься ты на него: минут десять у нас еще точно есть.
– А может и все двадцать, – беззаботно сказал капитан, устраиваясь на песчаной горке, неизвестно как выбравшейся из под травы. – Прошлый раз полчаса крыльями махал, прежде чем мычать начал.
– Посмотрим, что сегодня скажет, – так же легкомысленно сказал Прыщ, присаживаясь рядом с капитаном.
Честно говоря я не разделял уверенности Капитана и Прыща, но делать было нечего. Пришлось довериться.
Чудовище из тумана тем временем продолжало темнеть, обзавелось двумя парами огромных крыльев, длинным гребнем на зубастой голове и взялось отращивать когти. Когда я полез за сигаретой моя правая рука слегка подрагивала.
– Кстати, – улыбнулся мне Караул, – если бы твой старый дружок в полковничьем мундире узнал бы, что здесь творится, он бы дорого дал за то, чтобы при тебе был тот нож и те ботинки, что я спалил в костре.
– Ага, – не замедлил вставить ядовитое словечко Прыщ. – И несколько его уродских дружков обеспечили бы нас работой на много тысяч лет вперед.
– Все просто, – сказал Караул поясняюще, видя мои несчастные глаза. – Все оборудование, оружие и одежда были нашпигованы специальными микроскопическими датчиками наведения. Сюда сигнал управления ракетой проникнуть не может, бить по площадям – занятие малоэффективное, вот и придумали господа вояки простейшее решение: там где много сталкеров в их снаряжении загнутся – там и главные вражеские силы. Потом они пускают несколько тактических ядерных ракет, те, проникнув за барьер ищут большие скопления «наводчиков» и ни одна, хоть трижды вражья, сила выжить в этом аду не сможет. И в их логике есть резон.
– Ну, конечно, – продолжал иронизировать Прыщ, умудряясь болтать одной ногой в воздухе. – Парни в высших военных сферах у нас головастые. А там еще соседи помогут и будет вместо двойной Зоны – двойная яма. А потом…Эх, что потом – лучше даже не представлять. В твоем то мире, ты ведь, кстати, побегал за ребятами, которые хотели долбануть по Стволу…
Я повернул было голову заинтересовавшись разговором, но чудовище напротив сформировалось уже вполне и махало черным шипастым хвостом. Никто кроме меня внимания на него не обращал и я, продолжая следить одним глазком за зверем, вслушивался в плавную речь Караула:
– Всего пара ядерных боеголовок обеспечит десятикратный рост обеих Зон, а дальше ситуация станет нестабильной и чем все может закончиться, честно говоря, не ясно.
– Но как же мы с ним бороться то будем? – спросил я озадаченно. – Это что, мне надо пойти и попробовать его порезать вот этим?
Огромный тесак в моей руке больше не казался мне оружием. Даже на зубочистку тому монстру, что заканчивал формироваться у меня на глазах, эта полоска железа вряд ли бы сгодилась.
– Я ж тебе уже говорил, – укоризненно сказал Караул. – У нас найдется кому обеспечить честное равновесие. Ничуть эта жаба не страшнее тебя самого – просто надувается здорово.
Я мысленно позавидовал такому умению, а Караул продолжал:
– Ты же знаешь о моей группе поддержки. Они тебя уже целый год защищают и сейчас сюда имеют доступ – тоже благодаря тебе.
Я смотрел на него непонимающе и вдруг воспоминания хлынули в мою голову рекой. Как я мог забыть? Ведь во время ходки с Караулом он не раз демонстрировал мне возможности своей мистической организации, что держала ситуацию под ментальным контролем. И посылка с деньгами после той ходки… Как случилось, что я больше о них так ни разу и не вспомнил?
Видимо все было написано на моем лице. Караул засмеялся, потянулся всем телом и самодовольно сказал:
– Ну да, они блокировали всякие мысли о себе в твоей голове. Но держали тебя под защитой постоянно. Весь твой нынешний выход из расширившейся Зоны – тоже был под их контролем. И теперь, благодаря тебе, они нам и тут помогут.
– Погоди ка, – сказал я растерянно. – Это значит и «должников» они контролировали?
– Ну «контролировали» – это сильно сказано. Скажем так: помогали им принимать определенные решения, насколько это вообще было возможно. Вот тот матерый, что все время с пулеметом таскается, тяжело поддавался внушению.
– Значит…
– Все, не время заниматься анализом, – спокойно оборвал меня капитан. – Оно созрело.
Чудовище, о котором я даже успел позабыть, и вправду уже вполне сносно стояло на восьми огромных лапах и тянуло голову, размером с газетный киоск, в нашу сторону.
– Сме е е рть, – прошипело что то в моей голове. – Сме е е рть, смерть, готовься к смерти.
Я понял. Это ко мне обращалось порождение чужого мира. Вот так запросто проникнув в мою голову, оно грозило мне изнутри!
– Ты уммрешшшь, – продолжало шипеть в моей голове. – Нет спас с с сения, нет пощ щ щ щады. Вы разрушаете наш мир, мы разрушим ваш мир. Нет, не сможеш ш шь уйти, нет жизни, все закончилось, все для тебя закончилось.
От ужаса у меня на глазах навернулись слезы. А в голове продолжали раздаваться чужие шипучие слова:
– Все закончено. Ваш мир больше не может держать удар. Сегодня, сейчас, он будет сокрушен. Смерть всем, смерть всему, смерть.
Я скорчился от душевной муки. Перед моим мысленным взором проплывали искореженные Зоной города, горы окровавленных человеческих трупов и неисчислимые стаи клыкастых зверей шипящих в голубое небо.
– Ну ты, – донесся до меня грубый голос капитана. – Заканчивай свою агитацию. Чего надо то?
Я с трудом открыл глаза. Оказывается, я когда то успел зажмуриться и даже пустил слезу. Теперь влажная пленка мешала смотреть и я смахнул ее крепко сжатым кулаком.
Капитан стоял гордо расправив плечи и презрительно смотрел на чудовище в тумане. Я поразился: как же можно так говорить с таким могущественным созданием? Мне захотелось шикнуть на него, чтобы он замолчал, может мы еще сможем вымолить прощение, может мы сможем как нибудь откупиться…
– У вас нет ни одного шанса…, – прошипела темнота.
– Ты еще скажи: «Земля – мастдай, Керлук – форева», – встрял из за спины капитана Прыщ. – В чьей голове ты наковырял этих глупостей, приятель? Давай, говори зачем пришел и проваливай.
От этого насмешливого голоса я стал приходить в себя. Вот ведь напугала, образина противная! Я начал злиться. В основном, конечно, на себя.
– Тогда принимайте свою судьбу, – глухо рокотнуло чудище и махнуло крыльями.
Справа и слева от него в клубы тумана ударили струи черного дыма, по земле побежали трещины.
– Эй, ты зачем нам пейзаж портишь? – завопил Прыщ, но его голос потонул в переливах оглушительного шипения.
Прыщ повернулся ко мне, на лице его была смешливая гримаска.
– Наверно колесо проколол! – заорал он мне на ухо и закатился в, почти неслышимом уже, смехе.
А мне смешно не было. Во мне кипела ярость. Я не успел понять когда это так успел обозлиться, но сейчас был готов уже и без всякого ножа идти бить морду наглой твари. И вдруг успокоился.
Чуть поодаль, на свободном от тумана пятачке земли, появились полупрозрачные люди. Они что то пели стройными тихими голосами и под эти успокаивающие звуки я мгновенно «остыл», да и мощное шипение стало, кажется, потише.
– Это они, – восхищенно прошептал Караул и я понял, что посторонние звуки ничуть теперь не мешают мне слышать его.
Люди стояли в таких же светлых балахонах, как и у Караула, образовав небольшой круг, в центре которого разливалось ярким шаром зеленоватое свечение. Пение их становилось громче, свет разгорался все сильнее и под этим пронизывающим сиянием темное месиво из тумана и черного дыма напротив вдруг стало распадаться на отдельные клубки и быстро утекать обратно в землю.
– Нет, – шикнуло снова в моей голове. – Не так все просто.
Там, где недавно возвышалось восьмилапое чудище, стоял какой то зверь. Я никогда не видел таких, он не был похож ни на что виденное мною ранее и даже сравнить его было не с чем. Если бы можно было бы скрестить обезьяну, собаку и таракана, наверно удалось бы получить некоторое сходство. Одно я знал твердо: зверь был настолько чужой мне и моему миру, что даже одно его присутствие здесь было невыносимо.
Ярость снова кипела во мне. От скорости, с какой злость расперла меня изнутри, на глазах снова выступили слезы. Я сморгнул их коротким движением ресниц и за это время зверей стало уже десятка два. Из моего горла раздался низкий горловой звук – я просто перестал себя контролировать.
– Тихо, спокойней, – уверенно сказал Караул, кладя свою руку мне на плечо и ярость немного отступила, давая возможность голове немного оценить ситуацию.
Напротив медленно передвигались уже сотни чужаков и это зрелище невероятно давило на меня и заставляло судорожно сжимать кулаки.
– Их слишком много, – тихо сказал Караул. – У нас только одна надежда – наши стражи.
– Кто? – спросил я с надеждой в голосе, поскольку только сейчас понял, что противостоять этой армаде чужаков просто некому.
– Те, кто погиб в этих краях раньше, – будничным голосом пояснил Караул. – Никто ведь насовсем не умирает, знаешь ли. И против этих паразитов наши покойнички будут в самый раз.
Я уже ничему не удивлялся. Полупрозрачные люди в балахонах теперь стояли с поднятыми руками, а вокруг них стали появляться темные человеческие фигуры.
Это были сталкеры. Я узнавал их по характерным контурам типового снаряжения, их силуэты казались вполне плотными, их руки держали ножи и металлические крюки. Ни малейших следов разложения на спокойных уверенных лицах, но где то внутри меня поселилась уверенность, что все это абсолютно неживые люди.
Они медленно расходились в стороны, окружая защитным полукольцом призрачную группу, среди них начали мелькать военные в своем характерном камуфляже, кажется, пару раз показались даже чернокожие солдаты.
– Группа специального назначения наших стратегических партнеров, – тихо прокомментировал рядом Караул, видимо заметив мое удивление. – Погибли несколько лет назад при попытке десантироваться в Зону с вертолетов.
Людей рядом с призраками в балахонах становилось все больше. Я забыл про зверей диковинного вида и во все глаза теперь пялился на разномастную толпу, продолжающую строится в длинную колонну, центром которой было зеленое свечение.
В этой толпе мелькали пилотки с красными звездами, какие то промасленные тужурки, черно белые робы пожарников, а потом уж и вовсе началось нечто невообразимое.
Сперва я заметил мужика в немецкой каске. Мужик спокойно брел куда то на левый фланг, на спине у него болтался автомат, хорошо знакомый по фильмам про Великую Войну, на боку – цилиндрический сосуд малопонятного мне назначения. Натуральный такой солдат Вермахта – хоть сейчас в кино снимай. Он бездумно крутил в руке широкий нож и, казалось, совсем не смущался окружающей обстановкой. Рядом с ним, в каких то пяти метрах, также спокойно вышагивал красноармеец в тулупе и валенках. На шапке ушанке красовалась красная звезда, автомат с диском висел на плече. Этот тоже развлекался с ножом, но делал это иначе и для моего наметанного глаза более естественно и непринужденно. За ним топал еще один, уже в летней полевой форме Советской армии образца военных лет и четырехгранный штык на его винтовке холодно отсвечивал зеленым светом. Два человека, бредущие следом, были и вовсе при саблях и квадратных фуражках.
Мои глаза бездумно фиксировали продолжение этого исторического парада, а мозг судорожно пытался принять все, что происходило вокруг и хоть как то объяснить, выстроить в какую нибудь не очень бредовую схему.
Люди в длинных шинелях с пиками и шашками, солдаты в форме песочного цвета с длинными винтовками и плоскими штыками, здоровенные усатые дядьки в блестящих металлических панцирях и солдаты в киверах с ружьями совсем уж доисторического вида.
Боюсь, в этот момент видок у меня был тот еще.
– Клык, подбери челюсть, – радостно сказал Прыщ откуда то сзади. – Ну, подумаешь, подняли обратно людишек Землю матушку от врага оборонить. Чего тут такого?
Категория: Всё интересное | Добавил: Фреон (01.04.2013)
Просмотров: 178
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Push 2 Check Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP