Регистрация Вход PDA-версия сайта Приветствую Вас Пришедший в Реактор | RSS

Радио Зоны

Плеер Унесённых Сталкером

EBOOK

Фотозона


Категории раздела
Всё интересное [557]
Читайте это будет интересно.



facebook Vkontakte



Реклама

Унесенные Cталкером
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Главная » Статьи » Все реальные истории. » Всё интересное

Клык.Часть 18
Клык.Часть 18

Человек в грязном плаще нашел в болотной мшистой каше цепочку следов и теперь уверенно шагал по ней в сторону большого острова. Когда до твердой поверхности оставалось не более десятка метров, где то совсем близко, совершенно неожиданно загрохотали автоматные очереди. Человек от неожиданности присел и несколько секунд прислушивался, потом сунул руку за полу плаща и снова двинулся вперед.
Гул от взрыва метнулся в сторону и вернулся через несколько секунд дробными переливами болотного эха. К запахам травы и воды, примешался характерный запах пороховой гари. Человек снова замер, вслушиваясь в тишину, внезапно проглотившую все звуки.
С прорезиненой ткани плаща капала вода и эта капель и была самым громким звуком в округе.
Человек ловко перемахнул через гнилое бревно, присел за кустом, коротко осмотрелся. Дальше растительность становилась гуще, а с той стороны, откуда недавно раздавались выстрелы и прогремел взрыв, слабый ветерок доносил неясные звуки.
Несколько приборов перекочевали из карманов на плоский камень. Человек неторопливо изучил все показания, поднялся с колен, сунул руки под плащ. На землю опустилось некое подобие разгрузочного пояса, увешанное минимальным набором необходимым для выживания в Зоне. Рядом человек бережно опустил черный цилиндр около двадцати сантиметров длиной и чуть больше пяти – в диаметре. Приборы, бинокль и небольшой вещмешок, также извлеченный из под полы плаща, легли тут же.
Освободившись от груза, человек легко скользнул в подлесок.

* * *

Два мародера лежали в неестественных позах и в медицинской помощи уже не нуждались. Третий тихонько завывал и все порывался посмотреть на иссеченную осколками ногу, но каждый раз, пытаясь подняться, начинал крупно вздрагивать всем телом и снова валился на спину. Рядом валялась распотрошеная аптечка и пустая фляга.
Трое уцелевших деловито сновали по всему островку, собирая добычу. Добычи было много. Уже было ясно, что ни за одну, ни за две ходки все это богатство из болот им вынести.
Хотя самой ценной добычей был, конечно, пленник, уже связанный и готовый к транспортировке. А уж он то и сам ходить умеет.
Военного сталкера, что устроил им такой разгром приберегли напоследок. Все равно он пребывал пока в бессознательном состоянии, а смерть его должна была стать утешением, сладкой местью за пережитый страх.
Через двадцать минут раненного подтащили поближе и старший из уцелевших мародеров сказал, с лязгом извлекая кривой отточеный нож:
– Не бойся, брат, перед тем как успокоиться с миром, ты успеешь увидеть смерть врага, что нанес тебе увечье. Эй, вколите этому что нибудь, пусть очухается!
Чуть поодаль, связанный в плотный кокон из веревок человек заворочался и нелепо изогнувшись, сумел перекатиться и встать на колени.
На лице раненого мародера медленно проступало выражение ужаса. Он понимал все последствия своего ранения, как понимал и то, что никто его просто так здесь не оставит. И это фальшиво заботливое «успокоиться с миром» не оставило на сей счет никаких сомнений. Лицо его страдальчески исказилось и он, внезапно, громко всхлипнул в голос.
Военный сталкер пришел в себя и протяжно застонал. Старший наклонился к нему, медленно покачивая устрашающим лезвием, чтобы человек точно понял, что ему сейчас предстоит.
– Стой! – проскрипел вдруг хриплым голосом раненый мародер. – Это мое право. Это моя жертва. Я должен быть первым!
– Конечно, брат, – ответил старший подчеркнуто уважительным голосом. – Делай с ним, что захочешь – он твой. А ну подтащите эту падаль поближе. Держи мой клинок, брат. Лучшего клинка для свежевания туши во всей Зоне не найти!
Раненый с трудом повернулся на бок, принял нож. Военного сталкера подтащили совсем близко и стянули руки за спиной. Было видно, что все манипуляции и так доставляют ему невыносимую боль, но он больше не издал ни звука. Только смотрел на своих мучителей ненавидящими глазами. А те, предоставив беспомощную жертву своему товарищу, расположились рядом в ожидании кровавого зрелища.
А потом раненый мародер перехватил нож половчее, посмотрел долгим взглядом в лицо своему обидчику и одним ловким движением всадил ему нож за ухо. Милостивый удар почти мгновенной смерти – вот, что подарил своему врагу раненый на последнем пороге собственной жизни.
Разочарованию остальных мародеров не было предела. Поэтому никто сразу и не заметил, что рядом появился еще один зритель, одетый в защитного цвета прорезиненный плащ с капюшоном, опущенным на голову и широкими рукавами, в которых новоприбыший прятал руки. Только пленник в коконе из веревок, сумев, наконец, принять вертикальное положение, оценил драматичность момента.
– Развлекаемся? – буднично поинтересовался человек в плаще, остановившись в шаге от трех сгорбленных спин.
Все трое резко повернулись, мелькнули выпученные от удивления глаза, искаженные лица, один даже начал подниматься, одновременно приподнимая ствол автомата и в этот миг незнакомец словно взорвался движением.
Правая рука его вырвалась из рукава, тускло сверкнул металл. Короткое, почти треугольное лезвие разорвало горло одному из мародеров, обратным движением резануло по глазам второму, а третий, самый молодой, получив страшный удар кулаком в грудь, рухнул навзничь и замер неподвижной кучей тряпья.
Прошло меньше секунды, а ситуация на островке изменилась самым коренным образом. Незнакомец брезгливо оглядывал тело военного сталкера и оскалившегося раненого мародера с кривым клинком в руках. Потом брезгливо ударил ногой того, что корчился, прижимая руки к лицу, и повизгивал нечеловеческим голосом. Что то хрустнуло, визг сменился хриплым булькающим звуком.
– Ну и дерьмо, – сказал человек в плаще и, словно в раздумье, повернулся в сторону замершего пленника в ременных путах.
Шок медленно отступал, унося с собой тупое безразличие, возвращая краски окружающему миру, погружая меня в мир звуков и запахов. Как же давно я не слышал и не видел ничего подобного! Сколько же времени прошло с тех пор, как я последний раз слышал шелест ветра в листве деревьев, растворялся в запахе земли и травы, ощущал каждой клеткой тела биение пульса Зоны? Куда это все уходило? Где пряталось?
Человек в плаще спокойно стоял напротив меня, чернота в глубинах капюшона глядела на меня пристально и словно бы усмехаясь.
Я повернулся вправо влево – везде лежали трупы, слегка дымилась, стекающая на землю, свежая кровь, двое мародеров еще подрагивали в последних судорогах. Тяжелый удушливый запах смерти полз над землей, впитывался в кожу и сердце мое стучало все медленней.
Черная фигура возвышалась, словно апофеоз всех палачей мира, словно единственная причина заставляющая людей расставаться с жизнью.
– Ты? – спросил я холодеющими губами, вглядываясь в темноту под складками ткани. – Это ты охотишься на меня? Но зачем ты убил их всех? Всех! Зачем?!
Мой голос начал срываться на крик, я отстранено понимал это, но не мог остановиться:
– Что такого сделали все, кто подох сегодня в этих проклятых болотах, в этой проклятой Зоне?! Кто ты такой, чтобы решать, чтобы ходить и убивать, убивать всех подряд?! Ты!!
Я ненавидел его. Он еще ничего не сказал, он даже не пошевелился с того момента, как последняя его жертва перестала дышать, но мой сон оборвался именно на нем, это его нож закончил мои грезы об этой жизни и боль моя была на его совести.
Я дернулся в попытке разорвать веревки и достать это чудовище хотя бы зубами, но только потерял равновесие и упал на колени.
Человек напротив, наконец, шевельнулся и двинулся ко мне. Его окровавленный нож смотрел вниз, словно не к моей груди стремился он своим острием, но я знал это коварство стальных лезвий и выпрямился, распрямляя плечи, насколько позволяли стягивающие меня веревочные петли.
Удар в сердце я был готов принять спокойно и с вызовом. Но если попытается полоснуть по горлу – попробую уклониться и ударить головой по ногам. А там – как получится.
Но он не стал подходить ко мне. Двинулся вокруг, методично склоняясь над каждым телом и коротко погружая свой нож в распростертые беззащитные тела.
Вокруг происходило что то более страшное, чем простое лишение людей жизни. Клубы чего то незримого явственно обнимали и меня, и человека в плаще и безжизненные остатки двух отрядов. Сочились ненавистью, отнимали последнюю надежду хоть на что то.
Холодная ладонь схватила меня за внутренности и лениво сжала. Я скорчился в рвотных конвульсиях и долго не мог разогнуться.
А когда смог перевести дыхание, когда сплюнул последние сгустки чего то серо зеленого, ОН стоял за моей спиной.
Я выпрямился.
Cделал глубокий вдох, вбирая полной грудью сладкий осенний воздух, такой замечательный невзирая на отчетливый запах крови, такой зовущий куда то далеко далеко.
Тяжелая рука пустилась мне на плечо. Я замер, готовясь принять нежную злобу клинка.

* * *

В пистолете осталось два патрона.
Он сумел преодолеть заросли травы и выбрался на твердую землю. В обширное зеркало болота здесь вдавался километровый полуостров, по которому Рвач рассчитывал отступать и дальше. Случайная пуля, продырявив старому «должнику» бок, внесла свои коррективы в эти расчеты.
Нет, он продолжал уводить преследователей за собой, делая иногда редкие выстрелы, но последние силы быстро оставляли его вместе с утекающей кровью. Была еще микроскопическая надежда, что отходящий где то в этом же районе Копец услышит выстрелы и поможет огнем из снайперки, но для этого удача должна была улыбнуться «должнику» в полный рост.
Ноги внезапно подкосились, Рвач обхватил руками тонкое деревце и медленно сполз на землю. Голова работала ясно, но слабость не позволяла больше даже подняться.
Два патрона были слабым утешением и Рвач просто два раза выстрелил в воздух: и преследователи не заскучают, и Копец, возможно, услышит.
Не прошло и пятнадцати минут, как кусты чуть правее слегка дрогнули и внимательные глаза ощупали испачканный кровью кусочек земли и безвольно сидящую фигуру в форме клана «Долг». Настороженный представитель преследования в четыре длинных шага преодолел остаток расстояния и стволом автомата коротко тронул, опущенную на грудь, коротко стриженую, голову.
Голова послушно поднялась. Лицо «должника» было безмятежно, он слабо улыбался автоматному стволу и на угрожающий жест никак реагировать не пожелал.
– Слышишь, ты, говори скорее куда он ушел. Говори и я обещаю, что мы оставим тебя в покое. Говори, а то сильно жалеть будешь. Ребята из тебя живьем каждую жилку вытянут. Говори! Быстрее!
С каждым словом ствол все сильнее давил на голову «должника», голос становился все жестче и требовательней.
– Ты что же, Даган, всерьез меня распотрошить надеешься? – с веселым удивлением осведомился Рвач. – Так тогда ты, значит, ни черта и не понял.
– Рвач?! – Даган отшатнулся назад, потом сделал еще один шаг в том же направлении и только тогда, направив ствол в ухмыляющееся лицо, снова утвердился в диспозиции и, заметно нервничая, сказал:
– Я должен был догадаться. Кто же еще. Но это дела не меняет. Просто подумай и реши сам. Какой тебе смысл умирать за этого урода? Просто скажи куда. Мы все равно след найдем. Мы все равно его возьмем. Только тебе уже будет все равно. А до того будет очень больно. Очень!
– Даган, а ты не боишься вот этого? – Рвач слегка шевельнулся демонстрируя ствол пистолета.
– Не смеши меня, Рвач. Патронов то у тебя – нету.
– Уверен?
– «Должник» с патронами, который не стреляет сразу? Это было бы что то новенькое!
Рвач одобрительно хмыкнул, Даган тоже попытался изобразить усмешку, но вышла она кривоватой.
Совсем недалеко послышались голоса: подтягивались остальные преследователи.
– А этого? – Рвач приподнял вторую руку с зажатой в ней ручной гранатой. Чеки не было, пальцы плотно обхватывали рубчатую рубашку и рычаг, но указательный демонстративно отгибался. Намек был более, чем прозрачен и Рвач не замедлил его озвучить:
– Попробуешь отойти – брошу следом. Хочешь испытать удачу?
– Дурак ты, Рвач. Был бы я здесь, если бы боялся смерти? – Даган выпрямился, опуская автомат. То, чего он так опасался, все таки произошло. Но человек напротив не должен узнать о его страхе, иначе этот дьявольский «должник» найдет как использовать слабость противника. Когда то, будучи стажером в кваде «Долга», Даган сумел понять это и только благодаря этому пониманию, позднее смог почти безнаказанно нарушить законы клана и присоединиться к другой группировке.
– Ну не такой уж и дурак, – спокойно ответил Рвач. – Пока мы с тобой говорим, Копец уже занял позицию. Не глупи, вы все, практически, готовые трупы.
– Ты блефуешь, – Даган не скрывал недоверия. – Давай лучше договоримся по хорошему и не будем морочить друг другу голову.
– О чем с тобой, падалью ходячей, я должен договариваться? – четко выговаривая слова, процедил сквозь зубы Рвач. – Я таких как ты, полжизни давил, а теперь должен тебя в задницу целовать что ли? Давай, покажи насколько ты вырос. Стрельни и посмотрим: успеешь ли удрать.
Даган рывком поднял автомат, постоял, держа «должника» на прицеле, снова опустил оружие. Опять поднял и опять опустил. На лице его явственно читалось противоборство самых разных мыслей.
Рвач наблюдал за этой пантомимой с нескрываемым презрением. Даган снова поднял автомат. Лицо его слегка подергивалось в нервном тике, но глаза сузились, словно приняли за хозяина какое то важное решение.
Палец Дагана на спусковом крючке все медлил. Рвач смотрел на старого знакомого холодно и строго.
– Опустил оружие! – тихо, но властно потребовали сзади. – Опустил! Две секунды.
Лицо Дагана внезапно покрылось испариной, он испуганно расслабил руки, ствол автомата уставился в землю. Голос был знаком, а его хозяин был под стать Рвачу. А может и пострашнее.
– На колени, – также четко продолжал командовать голос.
Даган покорно опустился на траву.
– Бросил, – металл звякнул о случайный камень. – Руки за голову.
За спиной, стоящего на коленях Дагана, обнаружился «должник» с полуавтоматическим дробовиком наперевес. Он только коротко взглянул на, расплывающегося в слабой улыбке, Рвача и продолжал, обращаясь к трясущемуся от ужаса человеку под ногами:
– Лег. Руки.
Ловко соединил запястья пленника тонким липким шнурком, одним скользящим движением обежал руками карманы и рукава Дагана, и только тогда выпрямился и шагнул к старому «должнику».
– Ты вовремя успел, – спокойно сказал Рвач. – С тобой еще люди есть?
– Смеешься, Рвач? – ответил тот, сноровисто извлекая шприц тюбик и рулон пластыря из аптечки. – В Зоне сейчас сорок два квада – такого уже лет пять не было. Нас Копец встретил, сюда повел, а потом мы услышали выстрелы. Со мной больше тридцати парней. Слышишь?
Недалеко в кустах звучали отрывистые команды, иногда хлопали, приглушенные глушителями, пистолетные выстрелы, кого то, судя по звукам, били прикладами. Вокруг замелькали люди с эмблемами «Долга». Еще один «должник» аккуратно извлек из посиневших пальцев Рвача гранату и унес в сторону болота.
– Как в дерьмовом боевике, – морщась сказал Рвач, когда игла шприца вошла в плечо. – Подмога на последней секунде. Но, забери меня Зона, если я этому не рад. Надеюсь, Клык дошел до точки без приключений.

* * *

Возле опустевшего острова в черной болотной жиже началось движение. Сначала из воды показалось тонкое черное щупальце. Оно нервно вздрагивало, извивалось и, слепо нашаривая дорогу, тянулось к сухому берегу, похоже на отощавшую, но невероятно подвижную змею.
Достигнув берега, щупальце ненадолго замерло, вслушиваясь в малейшие колебания грунта. Способный ощутить даже легкую поступь Слепого Пса за сотню метров, обладатель щупальца еще несколько минут колебался, но потом, терзаемый голодом и, зная по опыту, что вслед за большим шумом на болоте всегда появляется еда, все таки начал подниматься на поверхность уже всем своим телом.
Вода забурлила, из черной промоины во все стороны полезли остальные щупальца существа. Одно из них попало в «полосуху», дернулось, брызнуло синей жижей и, трепеща обрубком, быстро втянулось обратно под воду. Но существо не остановилось. Оно знало, что это такое и теперь просто старалось удалиться в противоположную сторону.
Бурый слизняк размером в добрый десяток метров, весь в клубках и переплетениях разнокалиберных щупалец, выбрался на берег и пополз туда, откуда пахло едой. Часть его конечностей еще оставалась в воде. Ими он явственно ощущал, как двое людей продолжают удаляться от острова. Они были уже очень далеко, почти на пределе слышимости, никаких других движений больше не было и слизняк спокойно истончился, растекаясь по острову и пытаясь захватить как можно большую площадь.
Что то перевариться прямо здесь, а что то удастся утащить с собой. Теперь еды должно было хватить надолго.

* * *

Он тащил меня по болоту на веревке, словно собаку. Вместо того, чтобы вогнать мне свой короткий ножик в спину, этот странный убийца разрезал путы у меня на ногах, подвязал отрезок плетеного шнура к ремню на горле и потащил за собой.
Его лица я так и не увидел. Все мои вопросы он флегматично игнорировал. И только раз, когда я встал и отказался идти дальше без объяснений, спокойно вернулся и не останавливаясь коротко ударил кулаком в солнечное сплетение. Мне показалось, что меня протаранил истребитель. Загибаясь в мучительных попытках сделать хотя бы один вдох, я все время видел близко от себя его ноги: мой пленитель спокойно ждал результатов воспитательного хода. Немного поразмыслив я согласился с убедительностью аргумента и дальше шел послушно и без глупостей.
Прорезиненная спина впереди двигалась уверенно, на сталкера он был не похож, приборов он не доставал, хотя и подобрал их при выходе с острова. Шел уверенно, изредка вглядываясь под ноги. Немного понаблюдав за его движениями, я понял, что он просто возвращается по собственным следам.
Так прошло часа два. Я окончательно вымотался, хотелось пить, все тело болело от впившихся веревочных петель. Возбуждение и страх, бывшие моими попутчиками последние часы, прошли без следа. Осталось обостренное восприятие и медленно надвигающееся безразличие ко всему.
Впереди показался твердый берег. Судя по зеленой стене деревьев, мы достигли края болота.
Мой похититель отволок меня к ближайшим крепким стволам, торчащим из земли как столбы, привязал там, а сам вернулся немного назад, вытащил из под плаща какие то предметы и принялся что то устанавливать прямо в болотной жиже. Судя по всему, минировал наш след. Потом быстро вернулся ко мне и намотал поводок на руку.
– Ну что, передохнул? – спросил он впервые за все это время. Голос у него был низкий и хриплый. – Нам теперь с тобой марш бросок предстоит, товарищ Клык. Длинный такой переходец по Зоне.
– Куда бросок? – просипел я сухим горлом, уяснив, что появилась возможность хоть что то узнать. – Кто ты такой и что тебе надо?
– А ты что же, не признал меня? – деланно удивился человек и сбросил капюшон.
Изуродованное шрамами лицо, серо голубые льдистые глаза, сверхкороткая стрижка, больше похожая на редкую поросль после побрития наголо – разумеется, я вспомнил его. Не маска эта была. Лицо!
– Ты мне снился сегодня утром! – выпалил я. – Я видел тебя в своем сне!
– А ты несколько туповат для героя, – сказал человек с картинным вздохом. – Я просто был у тебя дома. Сегодня утром, пока ты дрых. Не пойму: ну какой из тебя нахрен сталкер? Даже когда я тебе маячок поставил, ты и то только заскулил, но не проснулся.
Произнося все это он протянул руку к моей голове и рывком вырвал несколько волос.
– Вот смотри, – он протянул руку к моим глазам. – Фазомагнитный импульсный излучатель. И ты с ним весь день ходил, не заметил.
– Но зачем все это?, – я был растерян, озадачен и подавлен. – Куда ты меня тащишь?
– Что значит «куда»? – развеселился урод и шрамы неприятно зашевелилось на его лице словно выводок змей. – Туда, хороший ты мой, туда. Неужели до сих пор ничего не знаешь? Денег за тебя предлагают. И еще кой чего. И того и другого очень много. Так что вставай и пойдем. Дорога у нас впереди неблизкая.
– Никуда я не пойду, – сказал я уставшим голосом. Не знаю почему, но узнав, что передо мной очередной искатель легкой наживы, я вдруг почувствовал внутри окончательную и бесповоротную пустоту. Это не был заказчик, это снова был мародер и я опять стал предметом торговли. Надоело до полной невозможности. Если хочет – пусть несет на себе, но дальше я самостоятельно с места не сдвинусь!
– А по морде? – насмешливо спросил похититель.
Я промолчал.
Он подошел поближе и вдруг коротко ударил меня носком ботинка в голень. Я скорчился от боли, но промолчал, и продолжал сидеть неподвижно.
– А ну встал, скотина! – заорал он внезапно страшным голосом и ударил меня кулаком в ухо.
Я завалился на бок, но тут же принялся подниматься, опираясь на землю связанными руками. В голове звенело, из носа закапала кровь, нога пульсировала свежей болью.
– А вот фиг тебе, – сказал я с тихой ненавистью, глядя в его расширившиеся от бешенства глаза.
Парень явно имел нервное расстройство. В одну секунду из гнусного хихикающего уродливого мародера, он превратился в страшную, готовую к убийству образину. В углах рта выступила пена и весь внешний вид незнакомца говорил о полной потере контроля над собой.
Внезапно, так же молниеносно, он успокоился. Усмехнулся уродливыми шрамами губ и сказал с непонятным злорадством:
– Ну тогда давай по другому.
Он сунул руку под плащ и вытащил маленький шприц тюбик.
– Знаешь что это? – спросил он картинно зловещим голосом. – Это стимулятор послушания. Один укол – и по первому приказу добровольно даже в костер полезешь.
– Пугало пустомельное, – ответил я обессилено. – Давай, коли. Посмотрим как один по Зоне пойдешь. Может тебя контроллер за жопу поймает.
Почему то я был уверен, что он блефует. А может быть сказывалась внутренняя уверенность, что никакой химии со мной не совладать. После всего, что случилось со мной за последние годы, я, кажется, уже почти ничего не боялся.
– Ай, как нехорошо, – сказал он почти добродушно, приближаясь ко мне с поднятым вверх шприцом. – Ты ведь даже имя хозяина своего не знаешь. Как же я раньше то об этом не подумал? Зови меня…Э э э.. Зови меня Сухарь. Мощно звучит! А ну ка скажи для пробы: господин Сухарь!
– Выдра ты облезлая, а не господин, – ответил я вяло.
– Ну ну, – кротко ответил он и погрузил иглу мне в шею.
От короткой жалящей боли я внутренне содрогнулся, но остался неподвижен, прислушиваясь к тому, чо начало происходить внутри меня.
Холод распространился от места укола вниз и вверх по шее, в ушах появился легкий звон, руки и лицо вдруг стали горячими, а по спине обильно потек пот. Сухарь присел рядом на корточки и с любопытством смотрел на меня, иногда почесывая редкие кустики щетины, пробивающейся из под белых полос безобразных рубцов.
– Ну что? – спросил он почти дружелюбно. – Есть контакт?
– Фиг тебе, – буркнул я в ответ, продолжая прислушиваться к переменам в организме. Кажется все начало успокаиваться и ничего особо фатального не произошло. Я злорадно улыбнулся прямо в лицо, в уродливую морду Сухаря и в этот момент он очень легко и даже как то игриво вдруг сказал:
– А ну, встать!
Ноги мои самостоятельно согнулись, туловище сделало короткое извивающееся движение, ноги разогнулись и я оказался стоящим перед своим похитителем. Он смотрел на мое обалдевшее лицо и радостно ухмылялся. В смятении я попытался снова сесть, но Сухарь предупредил мои поползновения:
– Стоять до особого распоряжения.
И тело перестало меня слушаться. При этом я все прекрасно понимал, соображал, видел и вообще, казалось, ничего не произошло. Страх плеснул адреналином по жилам. Я стал почти как зомби, я больше не был властен над собой и сделал это обычный человек. Он мог теперь просто уйти, а я бы остался здесь стоять до тех пор, пока не умру от голода и жажды. Он мог приказать войти в любую аномалию. Он мог сделать все и самое страшное в этом было то, что я продолжал оставаться в полном сознании. Даже безмозглым зомби в этом смысле было лучше.
Глаза мои наполнились слезами, а Сухарь, заметив это, вдруг каким то одновременно издевательским и отеческим жестом одновременно провел своим рукавом по моему лицу.
– Ну, не плачь. Героям не пристало плакать. Пойдем, Клычок, дорога ждет.
«Капитан!», – мысленно взмолился я. – «Прыщ, Караул! Спасите меня! Где же вы? Вы же всегда мне помогали раньше! Я же для вас что то значил, я многое сделал когда вы принудили меня к роли спасителя избавителя. Неужели я не заслужил обычной смерти? Неужели вот так все и закончится? Ну хоть пристрелите меня. Или направьте в нашу сторону истребительную группу спецназа. Хоть что нибудь! Ну что же вы?!».
Лес сочувственно покачал ветками, в болоте что то забурлило и снова наступила тишина. Мои ноги нетерпеливо перебирали на месте, ожидая следующей команды Сухаря. Оставалось надеятся на «должников». Что они догонят и спасут. Но почему то даже в это с каждой секундой верилось все меньше.

* * *

– Я больше не могу, – сказал Караул, наблюдая как вдалеке две фигуры уходят в лес. – Я сейчас пойду и раскатаю этого урода тонким слоем!
– Нет, – твердо ответил капитан. – Нельзя и ты это знаешь. Клык должен умереть. Все идет так, как и должно идти. Так сложились обстоятельства и наши эмоции здесь не имеют значения. Иначе не будет развязки, не будет полного освобождения. Он сам влез во все это, а мы только следуем за его судьбой.
– Опять все эти недомолвки, – сказал Караул и горько засмеялся. –Опять намеки на нечто большее, что вы с Прыщом знаете, а мне знать не положено. Откуда в тебе такая жестокость во имя необходимости? Что за права ты имеешь в судьбе этого сталкера?
– Он имеет все права, – мягко сказал Прыщ, успокаивающе кладя руку на плечо Караула. – Поверь нам, мы точно знаем все роли в этом спектакле.
– Да, – сказал капитан. – Если кто то и может тут что то решать, так это только я сам. Если бы у нас были варианты – я бы и сам удавил Сухаря голыми руками.
– Ну ну, – хмыкнул Прыщ. – Потише. Еще неизвестно кто бы там кого удавил.

* * *

– Как это «не прибыл на точку»? – Рвач смотрел на посыльного растерянно и сердито. – Вы точно все там осмотрели? Никаких следов?
– Рвач, не пори горячку. Ты же все прекрасно понимаешь. Если надо найти Клыка – давай возвращаться на его след. Где то он свернул в сторону – иначе мы бы его нашли. Почему ты вообще решил, что он захочет идти туда, куда вы ему показали? Ушел свим маршрутом. Он же всю жизнь одиночкой по Зоне ходил, ему так даже легче будет спрятаться.
– Нет, нет, я уверен, что не так все. Не мог он просто уйти. Он же знает, что за ним охота.
– Ну и что? – вмешался Сток. – Он действительно мог попытаться затаиться в Зоне самостоятельно. Там, где про него точно никто не узнает. Хотя группу по следам мы, разумеется, отправим.
– Я сам поведу эту группу, – мрачно сказал Рвач. – И не надо мне тут показывать на пару царапин – я уже в норме.
– Спокойнее, Рвач, – подал голос Дзот. – Мы все пойдем, теперь это дело наше до самого конца
Категория: Всё интересное | Добавил: Фреон (01.04.2013)
Просмотров: 213
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Push 2 Check Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP